Авг 242013
 

Для того чтоб осознать процесс адаптации, необходимо представить, что вас в один момент переместили в новое совсем незнакомое место, при этом это вышло кроме вашего желания и без подготовительной подготовки. Что вы испытаете при всем этом? Возможно, ваше состояние будет близко к шоковому, и вы будете растеряны.

Продолжительность этого момента находится в зависимости от особенностей вашего психотипа либо особенностей нервной системы. Кто-то, оглянувшись, постарается забиться в скрытое местечко и оттуда разглядеть незнакомое место, а кто-то, напротив, начнет проявлять активность, суетиться. Варианты поведения могут различные: от рвения убежать и возвратиться на прежнее место до остолбенения. Когда шоковое состояние пройдет, вы, наверняка, начнете оглядываться вокруг себя, замечать, что и кто находится рядом с вами, и решать пробы акклиматизироваться в новеньком месте. Если рядом окажутся люди, обратитесь к ним с вопросами. Вас заинтригуют окружающие предметы и вещи, которые начнете трогать, изучить их, действовать зависимо от складывающейся ситуации. Предстоящее приспособление к жизни в новеньком месте будет зависеть от вашего опыта, умений, познаний, желания жить в этом месте, от того, как будут удовлетворяться ваши потребности. На процесс привыкания к изменившимся условиям будут оказывать влияние люди, которые окажутся рядом, их поддержка и помощь, их гостеприимство либо враждебность по отношению к вам.

Попадая в новые условия, усыновленный (приемный) ребенок и его новые предки будут испытывать приблизительно такие же состояния, которые именуются адаптациейпроцессом привыкания, притирания, людей друг к другу, к изменившимся условиям, происшествиям.

Испытывать, что такое адаптация каждому человеку приходилось в жизни не раз (при вступлении в брак, при перемене места жительства, смене места работы и т.п.).

Адаптация в новейшей семье процесс двухсторонний, т.к. привыкать друг к другу приходится и ребенку, оказавшемуся в новейшей обстановке, и взрослым — к изменившимся условиям.

Задумайтесь кому легче приспособиться: тому, кто остался в обычной обстановке, либо тому, кто попал в новые условия?

Особенности адаптации малышей в новых критериях

Адаптация у различных малышей проходит по-разному. Тут почти все зависит и от возраста малыша, и от черт его нрава. Огромную роль играет опыт прошлой жизни. Если ребенок до усыновления жил в семье, трудности будут одни. Ребенок, который свою маленькую жизнь прожил в доме малыша, а потом в детском доме, по другому будет реагировать на новые условия. 1-ые реакции и самочувствие у каждого при всем этом будет различное. Кто-то будет пребывать в приподнятом, возбужденном состоянии и стремиться все поглядеть, потрогать, а если кто-то есть рядом, попросить показать, поведать о том, что вокруг. Под воздействием новых воспоминаний может появиться перевозбуждение, суетливость, желание порезвиться. А кто-то в новейшей обстановке ужаснется, будет прижиматься к взрослому, пытаясь вроде бы загородиться (уберечься) от нахлынувшего потока воспоминаний. Кто-то быстро скользнет взором по предметам и вещам, боясь дотронуться до их. Получив из рук взрослого какую-то одну вещь, прижмет ее к для себя либо упрячет в скрытое место, опасаясь утратить.

Как сделать так, чтоб, перешагнув порог вашего дома, ребенок возжелал в нем остаться?

Сначала, необходимо сделать так, чтоб малыша ничего не напугало, не вызвало негативных эмоций либо не заставило задуматься. Это может быть и непривычный запах в квартире, и домашнее животное, к которому вы привыкли, а ребенок никогда его не лицезрел. Ребенок может ужаснуться лифта и отрешиться подняться на нем и т.п.

В один прекрасный момент я была очевидцем того, как двухгодовая девченка зарыдала, как шофер завел машину, и всю дорогу до дома не успокаивалась. Плач стихал, когда машина останавливалась, и усиливался, когда она начинала двигаться. Ребенок с рождения находился в доме малыша, и его вывозили на машине только в один прекрасный момент — в поликлинику на анализы.

Скорее всего и реакция на членов семьи у малыша будет различная. Кто-то не будет никому отдавать предпочтения и станет идиентично относиться как к отцу, так и к маме. В большинстве случаев ребенок поначалу дает предпочтение кому-то одному. Одни — предпочтут папу и будут не достаточно уделять внимания маме, а другие, напротив, по привычке будут льнуть к даме, а кто-то потянется к бабушке. Почему это происходит, взрослому бывает тяжело осознать, а малыши не могут разъяснить свои чувства. Может быть, ему приглянулись наружные признаки (ухмылка, глаза, прическа, одежка), либо дама своим видом напомнила нянечку из детского дома. Внимание любознательных остановится на мужчине поэтому, что ему в доме малыша не хватало мужской заботы, и таким предпочтением он восполняет образовавшийся недостаток. А кому-то за время пребывания в учреждении дамы стали привычнее и поближе, а мужчины стращают.

Но, невзирая на эти различия, в поведении малышей можно отметить некие общие закономерности. Поведение и самочувствие малыша не остается неизменным, оно изменяется со временем по мере того, как он осваивается в новейшей обстановке. Как отмечают психологи, при адаптации малыша в новых критериях есть некоторое количество стадий.

Первую стадию можно охарактеризовать как «Знакомство», либо «Медовый месяц». Тут отмечается опережающая привязанность друг к другу. Родителям охото обогреть малыша, дать ему всю накопившуюся потребность в любви. Ребенок испытывает наслаждение от собственного нового положения, он готов к жизни в семье. Он с наслаждением делает все, что предлагают взрослые. Многие малыши сразу начинают именовать взрослых отцом и матерью. Но это совершенно не означает, что они уже полюбили — они только желают полюбить новых родителей.

Вы заметите, что ребенок испытывает и удовлетворенность, и тревогу сразу. Это приводит многих малышей в лихорадочно-возбужденное состояние. Они суетливы, егозливы, не могут длительно сосредоточиться на кое-чем, за почти все хватаются. Учтите: перед ребенком в этот период возникает много новых людей, которых он не в состоянии уяснить. Не удивляйтесь, что он время от времени он может забывать, где папа-мама, не сходу произнесет, как их зовут, путает имена, схожие дела, спрашивает «как тебя зовут», «а что это» помногу раз. И это не поэтому, что у него нехорошая память либо он недостаточно умен. Такое происходит или поэтому, что его мозг пока не способен уяснить и усвоить ту массу новых воспоминаний, которая обвалилась на него, или поэтому, что ему очень необходимо еще раз пообщаться, подтвердить, что это вправду его новые предки. И в то же время, достаточно нередко, совсем внезапно и, казалось бы, в неподходящее время, малыши вспоминают био родителей, эпизоды, факты из прежней жизни, начинают спонтанно делиться впечатлениями. А вот если специально спрашивать о бывшей жизни, некие малыши отрешаются отвечать либо молвят без охоты. Это не свидетельствует о нехороший памяти, а разъясняется множеством воспоминаний, которые ребенок не в состоянии усвоить.

Ах так обрисовывают состояние малышей и собственные переживания в этой стадии усыновители.

«Счастье, которое пришло в дом совместно с усыновленным ребенком. Я начинающая мать и главное, наверняка, еще впереди, но — добросовестное слово! — последние деньки я хожу с пульсирующей в голове идеей: «Итак вот что такое Счастье!» И это я, которая и до этого-то была не задавлена жизнью: возлюбленный супруг, обожаемая работа, изумительные друзья, бессчетные путешествия по стране, по миру… А пик этого Счастья испытываю, когда вижу собственного супруга со слезами на очах, возящегося с нашим Миксером (это, простите, наша Юля: она собственной подвижностью, которая усиливается в минутки радости, которая, в свою очередь, просто переполняет ее практически ежеминутно, просто навязывается на такое сопоставление) либо учащего нашего мужичка-боровичка Лешку подтягиваться на руках… Мы так все любим друг дружку! И так жутко все это утратить… Нет, мы не заласкиваем друг дружку, не сюсюкаем и не рыдаем друг у друга на плече от умиления — мы живем! И поругаемся время от времени на вечно залезающего во все дыры Лешку, и попсихуем: «Ну где снова пульт (телефон, дискета, ручка, ложка и пр. и пр.)», а позже и побесимся все совместно, покидаемся друг в друга всякими предметами (суперподходящие для этого кубики-мякиши) И — честно! — временами совершенно забываю, что дети-то не нами рождены. Время от времени (что ж и такое бывает, но очччень изредка) зайдет речь о том, что «нужно же, бедные дети, остались сиротками…», а я сижу и ломаю голову: о ком же это?!. А позже — Боже, так это про моих — и хихикаю потихоньку: ничего для себя бедные…»

Семьи лицом к лицу сталкиваются с неуввязками усыновления нередко совершенно не схожими на те, которые они подразумевали узреть. Некие приемные предки начинают чувствовать свою слабость либо огорчение по поводу того, что у их в семье появился совершенно не таковой ребенок, какого они для себя представляли.

«Казалось бы, усыновление состоялось, доброе дело изготовлено, ура! Да не здесь то было! В 1-ые деньки меня порочным делом нередко посещала идея, что ребенку со мной ужаснее, чем было ранее, по другому чего бы он закатывал истерики. Я лишила его обычного окружения, моделей поведения, заставляю изменяться, повышаю глас, шлепаю (каюсь, это тоже было). Я устаю от него, не в пример воспитательницам, которые работают через двое суток на третьи и терпеливее к детям. Я кормлю его ужаснее, по другому почему он ест так выборочно сильно мало и всухомятку, с трудом соглашается улечся на тихий час, отклоняет любые предложения. Если звучит более жесткое «нельзя», то закатывает истерики, плюется, указывает фиги, садится на пол, раскачивается и бьется затылком о стену. Мне казалось, что я не могу держать под контролем ситуацию, у меня опускались руки, я не знала что делать. Казалось, что так будет всегда, и что заместо того, чтоб дать счастливое детство сироте, я попортила жизнь всем родным. А сироте, оказывается, все, что я желала ему предложить, и не надо, так как у него сложилась своя жизнь, свои ценности и потребности, которые я не способен удовлетворить. Заместо ласки у него — щипки и укусы, заместо общения — мычание и резкие жесты. Как можно обожать малыша, который не умеет обожать? Он отторгает все, что я желала для него сделать, он даже произнес мне, что я — не мать. К счастью, я была не одна. Моя мать временами заменяла меня и со свежайшими силами, непосредственно и игриво, ухитрялась снять напряжение».

Взрослым очень охото, чтоб процесс привыкания проходил как можно более гладко. В реальности же, в каждой новейшей семье случаются периоды колебаний, подъемов и спадов, тревог и волнений. Приходится в той либо другой степени поменять начальные планы. Никто заблаговременно не может предвидеть, какие неожиданности могут появиться.

Вторую стадию можно найти как «Возврат в прошедшее», либо «Регрессия». 1-ые воспоминания схлынули, эйфория прошла, установился определенный порядок, начинается тщательный и долгий процесс притирания, привыкания членов семьи друг к другу — обоюдная адаптация. Ребенок осознает, что это — другие люди, в семье — другие правила. Он не сходу может приспособиться к новым отношениям. Он практически безоговорочно подчинялся правилам, пока это было в новинку. Но вот новизна пропала, и он пробует себя вести как до этого, присматриваясь, что нравится, а что не нравится окружающим. Происходит очень болезненная ломка сложившегося стереотипа поведения.

Ах так смотрелась ситуация в последнем примере через месяц: «Мальчишка отлично приживается, мы стараемся облегчить ему переход от прежних привычек к новым. У него сформированы способности опрятности, он много знает и умеет в отношении детских игр, не дерется. Но у нас фактически с первых дней образовались трудности с пищей. В ДР мне гласили, также я читала в медкарте, что аппетит у мальчугана был неплохой. Но когда он начал приходить в гости домой, я его не кормила, а подкармливала сладким (печенье, фрукты, соки, конфеты). Боюсь, что это сформировало у него неправильное представление о том, что дома нужно есть это. Вот уже месяц он не ест нормально (суп, кашу, лапшу, пюре, котлеты, рыбу и т.д., что едим мы). Отрешается и от молока, кефира, творога, даже сладкого. Ест сыр, темный хлеб, крекеры. Этим и «живой». Вырос на 1,5 см, похудел. Нередко просит сладкое. Обед у него заключается в хлебе с сыром, а позже конфета на десерт.

На полдник — печенье с соком. Ест много фруктов. Но в последние деньки стал добиваться только сладкого. Так как у него было денек рождения, мы дали ему наесться, сколько желал, в надежде, что у него заболит животик, и он усвоит, что это некорректно. Животик у него, естественно, не захворал, а неувязка остается. Он лицезреет, что все мы едим другое, при этом двухгодовой брат ест с аппетитом и нормально, за одним с ним столом. Он пробует нашу пищу языком, но никогда не глотает, ни ложки».

Как отмечают психологи, в этой стадии у малышей могут отмечаться такие симптомы, как: фиксация на чистоте, опрятности либо, напротив, грязищи и неряшливости; чувство слабости либо чувство зависимости; чрезмерная озабоченность своим здоровьем, гиперболизированные жалобы, завышенная чувствительность, отказ от нового, не поддающиеся объяснению припадки злости, плача, вялости либо волнения, признаки депрессии и т.п.

В эти месяцы нередко обнаруживаются психические барьеры: несопоставимость темпераментов, черт нрава, ваших привычек и привычек малыша.

У малышей, воспитывавшихся в детских домах, за время пребывания в их формируется собственный эталон семьи, в каждом живет ожидание папы с матерью. С этим эталоном связывается чувство праздничка, прогулок, игр. Взрослые же, занятые прозаическими неуввязками, не находят для малыша времени, оставляют наедине с самим собой, считая его огромным («Иди, поиграй, займись чем-нибудь…»). Или чрезвычайно опекают малыша, контролируя каждый его шаг.

У многих взрослых, столкнувшихся с этими неуввязками, не хватает сил, а главное терпения дождаться пока ребенок сделает то, что им необходимо. В особенности ярко в этот период появляются: отсутствие познаний об особенностях возраста, умений устанавливать контакт, доверительные дела и выбирать подходящий стиль общения. Пробы опереться на собственный актуальный опыт, на то, что их так воспитывали, нередко терпят поражение.

Этот рассказ усыновительницы ярко указывает, что взрослые не знакомые с особенностями возраста, испытывают большие трудности: «Я не могу больше 5 минут стоять на месте в ожидании, пока Гриша направит внимание на мои призывы и двинется с места в подходящем направлении. Не могу смотреть, как он сует в рот все: башмак, крем, компьютерную мышь, щетку массажную, ключи, горшок, щетку в туалете. Если морщусь и говорю чего-нибудть вроде «Тьфу, кака!», он смеется и с еще огромным одушевлением сует в рот. Отнимаю, даю что-то другое, незапятнанное — тоже сходу в рот. Сажаю на горшок — крутит головой, не желаю. Поднимаю, надеваю штанишки, проходит 15-20 секунд, начинает писать, мило улыбаясь: «Кха-а-а». Всегда просит: «Дай!» Если у него есть ложка, то нужна 2-ая, 3-я…Если говорю «Не дам», он будет просить пока не дашь. У меня не хватает терпения, время от времени появляется идея «А достойна ли я воспитывать этого мальчугана? Когда родилась дочь, такового не было».

Находится разница во взорах на воспитание у родителей, воздействие авторитарной педагогики, рвение к абстрактному эталону, завышенные либо, напротив, заниженные требования к ребенку. Процесс воспитания рассматривается как исправление прирожденных недочетов. Исчезает удовлетворенность общения, естественность отношений. Может появиться рвение подчинить малыша для себя, собственной власти. Заместо естественного принятия малыша, преуменьшаются его плюсы. Заместо проницательного реагирования на мельчайшие заслуги малыша, начинается его сопоставление со сверстниками, которое, часто, не в пользу приемного малыша.

Время от времени в этот период ребенок регрессирует в собственном поведении до уровня, не соответственного его возрасту. Одни становятся очень требовательными и капризными, предпочитают играть с детками младшего возраста и доминировать над ними. Другие проявляют враждебность к собственному новенькому окружению У неких малышей могут наблюдаться не поддающиеся объяснению приступы злости, плача, вялости либо волнения. Отмечается возврат энуреза, вредных привычек.

Чувство жертвы событий приводит малыша к мысли, что взрослые не волнуются о нем, и он может возжелать уйти из дома. Некие малыши испытывают ужас быть обманутыми и возвращенными в детский дом, и потому они отрешаются покидать новый дом. Некие малыши долгое время страшатся остаться в доме без новых родителей, не отпускают их от себя ни на минутку, опасаясь, что они уйдут и не возвратятся.

Привыкнув к новым условиям, ребенок начинает находить линию поведения, которая удовлетворила бы приемных родителей. Этот поиск не всегда удачен. Чтоб привлечь к для себя внимание, ребенок может изменять поведение внезапным образом. Потому вас не должно поражать, что радостный, активный ребенок вдруг стал капризным, нередко и длительно рыдает, начинает драться с родителями либо с братом, сестрой (если они есть), делает назло то, что не нравится им. А угрюмый, замкнутый — проявлять энтузиазм к окружающему, в особенности, когда за ним никто не следит, действует украдкой или становится необычно активным.

Неподготовленные к этому предки могут испытывать испуг, шок. «Мы хотим ему добра — а он… Мы его так любим, а он нас не ценит», — обыденные для этого периода жалобы. Некими завладевает отчаяние: «Неуж-то всегда так будет?!» Могут показаться и «крамольные» мысли: «А для чего он нам вообщем был нужен этот ребенок? Как было тихо и расслабленно вдвоем… А может быть возвратить его туда, откуда взяли, ведь он уже привык к тому стилю жизни, к детям?» Оправдывая себя, предки начинают находить в ребенке недочеты, вызванные «ущербной» наследственностью: нехорошая память, туго соображает, очень подвижный и тому подобные недостатки, не подозревая, что многие недочеты в развитии вызваны не наследными факторами, а социальной запущенностью малыша, и при неплохом семейном уходе, заботе и терпении исчезают безо всяких следов. К огорчению, есть семьи, которые лицезреют выход из сложившейся ситуации в разводе: «Ты желал (желала), вот ты и воспитывай!» Это только маленький список заморочек, которые могут появиться в семьях, решивших взять на воспитание чужого малыша либо усыновившего малыша новейшей супруги, супруга.

Очень принципиально понаблюдать за поведением малыша и осознать его предпосылки, полезно обратиться к спецам, психологам либо таким же усыновителям. На данный момент огромные способности для обмена информацией, поделиться неуввязками предоставляет веб.

Об успешном преодолении проблем этого адаптационного периода свидетельствует изменение внешнего вида малыша: меняется выражение и цвет лица, оно становится более осмысленным, почаще возникает ухмылка, хохот. Ребенок становится оживленным, более отзывчивым, «расцветает». Не один раз было отмечено, что после удавшегося усыновления у малышей начинают расти «новые» волосы (из мерклых они становятся блестящими), исчезают многие аллергические явления, прекращается энурез, явна надбавка в весе.

Опять обратимся к письмам усыновителей. «Он начал есть, у него появились знакомые места, детские площадки, наметился режим денька. Стал намного лучше гласить, начал подольше листать книги. Стал почаще проситься в туалет (ранее прогуливался менее 4-х раз в денек). А сейчас вечерком направил внимание на песню «Мать для мамонтенка», которая у нас на кассете посреди других песен, и попросил ее прокрутить снова. С другими песнями такового не было. Кажется, запахло счастьем».

«Гришуня научился лобзаться. Складывает губы, как утиный клювик и тянется навстречу. Время от времени гласит «Да», а не «Нет» и качает головой. При этом это «да» очень осознанное. Практически освоил ложку. Ясно произносит «мать», «папа». Вчера в первый раз всплакнул, когда я уходила».

Продолжение…

 Posted by at 23:24

 Leave a Reply

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

(required)

(required)