Авг 242013
 

Поначалу на уровне мыслей представим для себя один из последних вариантов — пусть человек попробует жить в семье, руководствуясь только принципом свободы — «Желаю». При всем этом для простоты рассуждений представим подходящую для него ситуацию — он любит супругу, а она обладает мягеньким нравом. Сейчас представим для себя не романтическую идеализированную жизнь, какой она может представляться 16-летнему юноше, а реальную — с заболеваниями, трудностями, нехорошим самочувствием, неприятностями на работе и т.д. И вот во всех этих трудностях, которыми полна жизнь фактически каждого человека, наш «герой» будет поступать только так, как ему захочется: захотит — поможет супруге, не захотит — не поможет. Сначала ее любовь и мягенький нрав посодействуют сохранить их дела, но что позже? Как длительно может дама обожать собственного супруга, не видя в нем заступника, опоры, рыцаря, способного мужественно переносить трудности ради возлюбленной дамы? Весь мировой опыт (ну и теория тоже) демонстрируют, что дама может обожать очень и длительно человека только с мужским нравом, неотклонимыми атрибутами которого являются мощная воля, способность просто выносить любые тяготы, готовность придти на помощь слабенькому. Доброта, разум и мужественность полностью нужны мужчине! Отсутствие этих соответствующих мужских черт приведут к тому, что супруга начнет созидать в супруге бесполое существо, невзирая ни на какие наружные признаки мужественности — шикарные мускулы, усы, зычный глас либо уверенное поведение. Итак, любовь завершится; много ли радости принесет это нашему «герою»?

Возьмем последующий последний вариант — управляться в семье только словом «Должен». Тоже плохо! Ведь женятся для радости! А какая может быть удовлетворенность, если приходится делать собственный долг иногда в состоянии заболевания, уныния, вялости? Длительно ли чувство любви остается романтичным при повсевременно нарастающем раздражении против супруги, которой ты всегда что-то должен?

Может быть, неверна сама постановка вопроса, требующая жить только по одному из этих принципов?

В тоже время, управляться обоими принципами сразу проблемно: даже если заблаговременно по взаимному согласию найти, в чем супруг свободен поступать как захотит, а в чем — по обязанности — все равно неувязка не снимается, ведь жизнь необычно оживленна, повсевременно появляются все новые ситуации, по поводу которых еще не успели условиться! И опять — раздражение друг другом, недопонимание, ссоры, и… угасание любви!

Где же выход? Ведь он, конечно, существует, раз есть счастливые замужние пары, пронесшие любовь через долгие и длительные годы! Очень маленькое число таких пар, разумеется, гласит только об одном — они владеют каким-то особенным, редчайшим качеством. Что все-таки это за качество? Способность к сумасшедшей страсти? Но страсть сопутствует сначала многим начинающим семейным парам, а счастливых через пару лет — единицы! Может быть, это редчайшее качество — рационализм, четкий расчет? Тоже не выходит, ведь реальная удовлетворенность в любви невозможна без сильных эмоций, часто затмевающих рассудок!

Я полагаю, что секрет — в особенной культуре этих счастливых людей! Объясню свою идея. Население земли издавна уже открыло наличие 2-ух очень схожих, но в сути различных эмоций — влюбленности и любви. 1-ое из их может быть безрассудно сильным, головокружительным, но это чувство себе, оно эгоистично! Сущность его в стремлении владеть другим человеком — прекрасным, умным, хорошим и т.д. А сущность любви — в стремлении отдавать! Векторы этих эмоций — обратны! (Кстати, в гармонической, здоровой людской любви эти два начала есть сразу). Почти всегда люди путают эти чувства, порождая бессчетные трудности и катастрофы. Юноша, который желает управляться только желаниями, еще очень чувственно незрел. За любовь он пока воспринимает только свое желание быть возлюбленным. С другой стороны, его можно осознать: сам факт, что супруга ожидает от него выполнения какого-то долга, свидетельствует об отсутствии у нее безграничного чувства к нему. И вправду, хоть какой навязанный снаружи долг воспринимается хоть каким человеком с раздражением.

Когда же человека любишь по-настоящему, то появляется неодолимое желание принести ему счастье. Не появляется вопроса — ты «хочешь» сделать для него что-то либо «должен». Эти два начала, два слова неприметным и расчудесным образом соединяются и образуют совсем новый альянс: когда должен уже не по наружному принуждению, а по внутреннему жаркому импульсу, то слово «должен» становится словом «Желаю»! Психологи открыли, что так обожать может только тот человек, который вообщем наделен способностью обожать людей, созидать в каждом человеке величавую ценность. Такая способность, я полагаю, есть признак новейшей, нарождающейся культуры, хотя провозглашена она была две тыщи годов назад!

 Posted by at 23:24

 Leave a Reply

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

(required)

(required)