Авг 242013
 

Лена, 27 лет, домохозяйка:

— У моего супруга есть ребенок от первого брака — семилетний мальчишка. Он живет со собственной матерью, но на выходные и празднички нередко приезжает к нам. Поначалу он относился ко мне полностью дружественно, но позже что-то поменялось.

Его поведение просто страшно: орет, бранится, портит мои вещи. Наказывать его либо запретить приходить я не могу, да и так длиться не может. На отношениях с супругом это тоже сказывается не наилучшим образом…

Светлана Иевлева, психолог:

— Повторные браки на данный момент не уникальность, но, все же, любая такая семья сталкивается с определенными неуввязками. Малыши, поточнее их адаптация к новым условиям, одна из наибольших проблем. Причина в том, что ребенок вначале принимает маму и папу как неотъемлемую часть собственной своей жизни, гарант стойкости мира, и ему просто нереально осознать, как может быть по другому. Нельзя точно сказать, в каком конкретно возрасте ребенку будет в особенности тяжело привыкнуть к новейшей ситуации. Почти все находится в зависимости от отношений в семье до развода, от того, какие дела складываются в новых семьях и, естественно, просто от нрава малыша. Бывает, что малыши воспринимают и развод, и следующую жизнь полностью позитивно. Но в главном это происходит с помощью взрослых, ведь сам ребенок, не достигший хотя бы подросткового возраста, разобраться со всеми перипетиями взрослой жизни все равно не может. Времени и терпения на такую помощь может потребоваться достаточно много, но, согласитесь, отличные дела и семья, в какой все ощущают себя близкими людьми, стоит таких усилий.

Сначала, нужно, чтоб жизнь как можно резвее вошла в обычное и естественное русло. Но это не так просто, как кажется. Ведь для этого все участники ситуации должны не только лишь осознавать, да и ощущать, что все нормально. А этому могут мешать не разрешенные при разводе трудности и оставшиеся чувства. С вашей стороны тоже должно быть полное приятие жизни таковой, как она есть. Если же вы испытываете недовольство в связи с тем, что приходится заниматься чужим ребенком, ревность к прошлому вашего супруга и чувство вины за распад чужой семьи, то это, естественно, мешает сделать настоящий контакт.

Нередко бывает, что распад семьи меняет всю систему воспитания. Испытывая жалость к ребенку, его начинают лишне опекать либо относиться к нему как к нездоровому. Может случиться и так, что предки, увлеченные устройством собственной личной жизни, отодвигают процесс воспитания на позже, передавая малыша стопроцентно бабушкам либо няне. Хоть какой из этих вариантов осложняет привыкание к новым условиям, а время от времени может содействовать появлению невротических расстройств.

Нехорошее поведение малышей — всегда показатель каких-то нарушений в отношениях со взрослыми. Стоит задуматься: что конкретно пробует таким макаром выразить ребенок? Если поведение ранее было другим, то с какого момента оно поменялось? Что случилось такового, что вызывает у него протест? Проанализируйте ситуации с различным поведением — почти все, наверное, станет понятно.

К огорчению, нередко бывает, что взрослые, стараясь перетянуть малыша на свою сторону и обосновать свою правоту, откровенно стараются настроить его против бывшего жена. Это очень болезненно, ведь ребенок продолжает обожать обоих родителей, и слушать про их противные истории ему очень тяжело. К тому же, таким макаром взрослые не получают авторитет, а, быстрее, теряют его. Так что всеми силами пытайтесь воздержаться от таких комментариев. Если же сами сталкиваетесь с ними в ваш адресок, то постарайтесь вести себя расслабленно. Не инкриминируйте никого в ответ, не доказывайте, что вы по сути лучше, чем о вас задумывается бабушка, не ругайте малыша (и бабушку тоже) и даже не критикуйте ее поведение («Взрослая дама, а так безобразно себя ведет»). Лучше отнеситесь к этому с осознанием: «Бабушка тебя очень любит, она расстроена тем, что ты не живешь совместно с матерью и отцом, потому так гласит». Но можно и вообщем ничего не гласить — главное, чтоб ребенок сообразил ваше нежелание участвовать в этой игре. Только такое поведение принесет хороший результат и пользу для ваших отношений.

Если ребенок сам пробует манипулировать вами, интенсивно передает чужие дискуссии и сам делает замечания, то и здесь спокойствие — ваш главный козырь. «А моя мать привлекательнее», «У матери всегда все смачно выходит», «Папа маме дарил цветочки еще лучше этих» — все это слышать вам, наверное, неприятно. Но отнеситесь к этому как к словам обиженного малыша, который переживает нелегкий период в жизни. Ни при каких обстоятельствах не ругайте его за это и не пытайтесь обосновать, что «раз твой папа развелся с матерью, не такая уж она была отменная». Этим вы только настроите его против себя. Вы же сами осознаете, что для человека, в особенности малеханького, мать — самая восхитительная дама на свете. Так и скажите об этом: «Естественно, каждый человек любит свою маму: я — свою, а ты — свою, и для нас они — самые прекрасные». Естественно, содержание вашего диалога будет зависеть от определенной ситуации. Время от времени можно сделать вид, что вы ничего не замечаете, время от времени уместна шуточка. Но полностью вероятен и суровый разговор: «Мне не нравится, что ты так говоришь, хотя я и понимаю, почему. Давай решим не гласить друг дружке ничего досадного». Ребенок 7 лет полностью способен осознать, что вы имеете в виду.

Вопрос наказаний тоже трудно решается там, где ребенок для 1-го из родителей не является родным. «Имею ли я право?» — ответ на этот вопрос конкретный: имеете. Наказание — такая же часть процесса воспитания, как и поощрение, к тому же, находясь у вас на дому, он должен принимать ваши правила. Так что не волнуйтесь — все в норме (если, естественно, ваши правила не очень строгие). Какие конкретно наказания должны быть? Любые, в каких нет беспощадности, унижения и лишения малыша любви. А в вашей ситуации не должно еще быть отлучения от дома в качестве наказания. Ну и естественно, ребенок должен точно знать, за какой проступок его наказывают, и осознавать, почему.

Принципиальный момент — возникновение в новейшей семье совместного малыша. Для старшего это может быть суровой травмой — свидетельством того, что все потеряно совсем и окончательно. Он может ощущать себя излишним для родителей (в особенности — если новенькая семья и новые малыши появились и у матери, и у папы). Потому лучше начать готовить его заблаговременно — делать так именуемые чувственные прививки. «Кого ты больше хочешь — братика либо сестренку?» (даже если он отвечает, что никого), «Научишь его делать такие же кораблики?», «Пойдем с нами, выберешь обои для детской». Естественно, это не должно быть нередко и назойливо. Главное — дать осознать, что отношение к старшему с возникновением новорожденного не поменяется.

Не переживайте, если у вас не будет все получаться сходу. Все-же идет речь о сложной ситуации — и для малыша, и для взрослых. И помните: при наличии вашей хорошей воли и желания такие трудности полностью разрешимы.

Лена:

— Да, наверняка, Диме тяжело привыкнуть к таковой ситуации. Но для меня она — не легче. Дело в том, что я вообщем длительно не знала, что встречаюсь с человеком, который женат. Они с супругой к тому моменту уже расстались, она уехала к родителям в другой город. Я же как-то в общении произнесла, что не могла бы встречаться с человеком, у которого есть семья, — видимо, потому он и не гласил. Когда же все было решено, подано заявление в ЗАГС, приглашены гости, мне вдруг позвонила его бывшая теща и все поведала. Естественно, для меня это было потрясением. Мы жутко разругались, я желала даже забрать заявление, но позже сообразила, что люблю его все равно, — и простила. А сейчас, когда появляются такие трудности, нередко припоминаю ему о том, что это — и его вина. И, если честно, думаю, что, если б знала, никогда бы не согласилась. Естественно, мне жаль и малыша — он же не повинет. Не считая того, я его отлично понимаю — я сама выросла приблизительно в таких же критериях. Предки развелись, когда я обучалась в 3-ем классе, и все эти слезы, скандалы, споры из-за средств и дискуссии бабушек — все это я проходила. Потому я и желала нормальную семью, потому меня и не оставляет на данный момент какая-то… пожалуй даже, злоба — за что мне это во 2-ой раз? Наверняка, с течением времени это пройдет.

Но Дима, все же, мне нравится. Он неплохой, хороший мальчишка. У нас складывались полностью обычные дела — до ближайшего времени. А на данный момент… Не так давно я пришла за ним в школу и, пока он собирался, гласила с учительницей. Она произнесла, что он как-то сетовал на меня — произнес, что я его бью. Я просто растеряла дар речи. Естественно, поведала супругу, снова с ним поссорилась. Позже он взял и стер видеозапись нашей женитьбы — произнес, что случаем надавил не на ту кнопку. Когда я говорю по телефону с супругом, он начинает так орать — не орать, а кричать — что супруг спрашивает, что я делаю с ребенком. Когда конкретно все это началось и связано ли это с моей беременностью — тяжело сказать.

Однажды Димина мать уехала к родственникам и попросила супруга, чтоб Дима временно пожил у нас. В тот же денек супруга срочно вызвали в командировку на две недели. Он произнес мне об этом с виновным видом… Я с страхом выяснила, что милый мальчишка будет со мной круглые день в протяжении целых 14-ти дней.

«Праздничек» начался в воскресенье вечерком. Дима приехал с великом, ранцем с какими-то железяками, которые здесь же вывалил на зеленый ковер, и 3-мя хомячками, которые вылезли сами.

«Хомячкам нужно сварить специальную кашу, у их от нее видишь какая шерсть», — произнес Дима, разбирая свои железяки. «За их я рада», — ответила я, собирая животных назад. Дима не показал ни мельчайшего роли — увлеченно собирал что-то из груды металла.

Позже он резко растерял энтузиазм к тому, что строил (я так и не сообразила, что конкретно это было) и засел за компьютер, где оставался до самого сна. Кучка железа осталась лежать на полу, а вся квартира заполнилась специфичным хомячьим запахом, который я, если честно, именовала бы откровенной вонью.

Последующее утро было посвящено тому, что я на различные лады убеждала Диму, как принципиально убирать свои игрушки, в особенности если они представляют собой кучу металлолома. «Мне кажется, что эти железяки должны лежать кое-где в другом месте», «По-моему, для тебя было бы лучше играть с конструктором в собственной комнате», «А не пора ли нам навести порядок?» — с промежутками в полчаса обращалась я к Диме. И сообразила — не пора. Он не направлял на меня никакого внимания. И откликнулся только на опасность выкинуть все немедля: «А мать разрешает играть с конструктором, она гласит, что это развивает», — произнес он недовольно и сгреб все в собственный ранец. Мать гласит! Развивает! Кто бы колебался? А я такая глуповатая, что и не понимаю… Но спорить уже не было сил. Я сварила хомячкам их специальной каши и предложила пойти в парк. Там, на мое счастье, нам повстречался некий Димин одноклассник. Дима стал играть с ним, а я дискуссировала с его матерью трудности воспитания и последнюю серию косметики «Лореаль». В общем, денек удался, если не считать того, что в квартиру по возвращении было просто тяжело зайти — окаянные животные, видимо, были наполовину скунсами.

Позже наступил пн. Ура! В школу! Наконец я сообразила, почему у малышей на данный момент такая непростая программка — чтоб они исстрадались так, чтоб сил уже не оставалось, и предки могли ощущать себя расслабленно. К тому же, по вечерам трижды в неделю мы прогуливались на уроки рисования в художественную школу. Ворачиваясь, ужинали совместно с хомячками и — спать.

Правда, и при таком графике Диме удавалось временами меня доводить. К примеру, он измазал весь пол пластилином, так как строил из него металлическую дорогу из собственной комнаты в кухню. Когда я увидела, мне чуток плохо не стало — красноватые и желтоватые шлепки были по всему паркету. Часа три я ползала по полу, ругаясь про себя на родителей, которые вовремя не растолковали собственному ребенку, что такое отлично и что такое плохо. А когда увидела, что пластилин въелся и на полу все равно остаются цветные разводы, не выдержала: «У вас дома что, разрешается таковой свинарник? Либо за тобой вообщем никто не глядит?» Я орала и бранилась, швыряя его игрушки, попадавшиеся мне под руку. И вдруг сообразила, что Дима молчит. Он посиживал на полу, старательно тер одно и то же место, и на это место капали слезы… уже целая малая лужица слез. Боже мой, что я наговорила! Я сама уже чуть ли не рыдала — от жалости к нему и к для себя. Я желала обнять его за плечи, но он вырвался и закрылся в собственной комнате.

На последующий денек после школы мы пошли по магазинам. По сути я желала приобрести только одну вещь — освежитель воздуха для квартир, где живут хомячки, но предложила зайти и в игрушечный отдел. «Давай купим чего-нибудть для тебя и небольшому», — предложила я. «Какому еще небольшому? Он же не родился еще», — произнес Дима, выбирая для себя машинку. «Ну и что? Это будет 1-ая его игрушка. Избери чего-нибудть». — «Хорошо, ему — тоже машинку», — Дима взял с полки первую попавшуюся. «Отлично», — согласилась я (хотя у нас, по всем признакам, будет девченка).

Мы шли домой пешком. Дима держал обе машинки в руках, а я в глубине души радовалась, что хоть что-то удается (вот, игрушку избрал). Но радовалась я рано. Как мы пошли по мосту, машинка моего грядущего малыша полетела вниз. Дима сделал это специально. На его лице не было никакого испуга либо удивления. Он совсем расслабленно поглядел, как она ушла под воду, и произнес: «Ой, я ненамеренно». Я желала его просто отшлепать, но впору тормознула. Повернув его к для себя, я произнесла: «Дима, почему это происходит? Почему ты меня так не любишь? Я так стараюсь тебе, но мне очень тяжело». Дима молчал и смотрел на воду. Это длилось достаточно длительно. Не знаю, что он сообразил (и сообразил ли вообщем чего-нибудть), но вдруг протянул мне свою машинку и еле слышно произнес: «Ну, давай ему оставим вот эту. Не расстраивайся так».

На последующий денек приехала Димина мать и забрала его. Дима молчком собрал свои вещи, произнес «доскорого свидания» — и ушел. Я услаждалась свободой, но позже сообразила, что чего-то не хватает. Не хватало шкрябанья хомячьих лапок о клеточку и их возни. Ну и Димы тоже не хватало — я вообще-то привыкла к тому, что в доме ребенок. Ну, ничего, скоро у меня будет собственный, а хомячки… нет, ни за что не куплю — это просто минутная слабость.

Через некоторое количество дней возвратился супруг. «Для чего ты постелила ковер в коридоре?» — опешил он. И я почему-либо произнесла, что захотелось освежить интерьер. А еще через некоторое количество дней мы отмечали мой денек рождения. В числе иных подарков была рамочка для фото, разбитая на три части. В одной был мой снимок, в другой — Дима с хомяками, а 3-я — пустая. «Сюда поставим малеханького малыша, это особая рамочка… ну, правда, средства мне папа отдал», — произнес Дима смущенно.

Пожалуй, это был самый наилучший подарок…

 Posted by at 23:24

 Leave a Reply

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

(required)

(required)