Авг 242013
 

«Кто устоит против разлуки,
Соблазна новейшей красы,
Против вялости и скукотищи,
И своенравия мечты?» —

так гласил Бес у Лермонтова, стремясь опозорить в очах Тамары земную любовь. Но как она сильна, — эта земная любовь, если все новые и новые поколения парней и дам, не оглядываясь на грустный опыт неких друзей и подруг, протягивают друг дружке руки и доверчиво молвят: «Давай поженимся?» В эти минутки они убеждены: их-то любовь пересилит все. Да, только любовь способна на это волшебство: так сблизить две судьбы, две совсем разных жизни, развивавшихся любая по-своему, в мире собственных ценностей, традиций, привычек, так сблизить их, чтоб из этих 2-ух образовалась общая новенькая судьба. И в ней соединятся, сплавятся, объединятся прежние интересы, ценности, традиции и привычки и появятся новые, соответствующие для этой семьи.

Издавна никто из нас не верует, что браки совершаются на небесах. Что суженые поэтому так и именуются, что уже до встречи вместе когда-то и кое-где некоторой высшей силой были суждены друг дружке.

Мы знаем, что браки совершаются на земле, по нашей своей воле, по любви либо хотя бы по влечению — ты мне нравишься, а я для тебя, давай будем супругом и супругой — семьей. Как это отлично — никогда не разлучаться с возлюбленным, с человеком, которого выбираешь из всех людей, единственного, с которым — ты твердо знаешь это! — охото изо денька в денек, всегда, всю жизнь провести совместно. Под одной крышей. Деля и горе и удовлетворенность. Жизнь прожить — не поле перейти… Всякое может случиться…

Наверняка, многие слышали и смеялись старенькой побасенке о том, как женщина, выдаваемая замуж, гласила мамы: «Отлично для тебя было, маменька, выходить за родного папеньку, а мне — так за чужого дяденьку!» Напомним кстати: как нередко в те времена против воли, не за возлюбленного выдавали даму — не поэтому ли и принимала она его «чужим дяденькой». Остановимся же основательнее на том, что, по воззрению дочери, папенька маменьке был родным. А ведь и правда: взглянув на собственных родителей (при условии, что в семье лад), согласитесь, даже представить тяжело, что ваш папа был когда-то чужим для вашей матери. В этом-то превращении чужих некогда людей в родных — потаенная потаенных семьи. Как раз то, что «устоит против разлуки» и других разрушительных сил. Что все-таки делает супругов родными? Наверняка, не только лишь малыши, которые кровно роднят супругов, но могут, все же, бросить их чужими по духу, по взорам. По другому семьи, имеющие малышей, никогда бы не распадались.

Следя жизнь собственных знакомых, размышляя над книжками, над письмами-исповедями, которых много приходит в мой адресок, думаю, что главное здесь — рвение сделать счастливым возлюбленного человека. И обязательно взаимное рвение. Естественно, есть семьи, имеющиеся благодаря отчаянным усилиям только 1-го из супругов «производить счастье» за двоих, а появятся малыши, так и за троих-четверых, но такие семьи не назовешь дружными.

Просто и естественно чувство родства появляется меж влюбленными, — сама природа помогает людям сделать альянс двоих, давая им пережить чувство бескрайнего доверия друг к другу, зависимости друг от друга. Да, и зависимости, но зависимости Но почему же, пережив это чувство родства, другие юные люди, став супругом и супругой, достаточно скоро запамятывают, что делало их счастливыми? Будем гласить только о любящих, ибо нет смысла рассуждать о случаях, когда юноша женится «для удобства» быта: чтобы было кому постирать, сварить обед, погладить, а женщина — чтобы при помощи замужества разом решить трудности жизнеустройства: чтобы квартира, а в квартире достаток, и все, как по щучьему велению, по ее хотению… В такового рода случаях, если что нехорошее меж женами и начинается, так понятно, почему. Но вот любящие, их-то — по статистике социологических опросов у нас преобладающее большая часть. Что все-таки происходит с любящими?

Думаю, многие, кому супружество становится тягостным, — жертвы представления о любви как о некоторой магической силе, которая все вывезет: их лень, капризы, неловкие для общего житья привычки, бесцеремонность и много чего еще. Происходит такое феноминальное явление: нисколечко не веря, что браки совершаются на небесах, отлично сознавая, что счастье творимо людьми, ведут себя возлюбленные порою так, как будто они полностью полагаются на «небеса». И основным аргументом в спорах выставляют друг против друга волшебную фразу: «Но ведь ты знаешь, что я тебя люблю?» 1-ое время это «заклинание» действует. Но как скоро ветшает оно в семейных перепалках! До этого волшебные слова преобразуются в пустой звук и супруги (либо какой-то из них) с горечью восклицают: «Да есть ли она — именно эта любовь?!» Либо просто говорят с неколебимой уверенностью: «Сказки это все для малеханьких — нет никакой любви! Так палачи собственной любви к тому же клевещут на нее. Да, палачи!

Но не может любовь существовать сама по для себя. Она укрепляется и поддерживается поступками, работой, которую мы с радостью и готовностью делаем ради тех, кого любим. Неуж-то любящая дама, ждя супруга с вечерней смены, будет коротать время в трепотне с подругой у телека, заместо того, чтоб приготовить ужин? Равным образом этот вопрос обращен и к мужчине. Неуж-то сложнее что-то там сварить, приобрести хлеба, если оказался дома ранее супруги, чем посиживать у прохладной плиты и накапливать раздражение к приходу супруги? Примеры беру простые, но, к огорчению, конкретно об этом любая 2-ая жалоба на неудачное супружество.

Чисто физиологическая зависимость друг от друга не может длиться длительно, если всей жизнью, человечески-родственным отношением друг к другу, самоотверженной заботой друг о друге супруги не будут стараться поддерживать эту красивую зависимость. По другому желание погибает, погибает оно мучительно, производя разрушительную работу в нравах, ах так пишет одна моя знакомая: «была хорошей и развеселой, а становлюсь злой и раздражительной».

Думаю, каждый по для себя знает действие известного психического закона: мы лучше относимся к человеку, которому сами сделали что-либо доброе, чем к тому, кому вольно либо невольно принесли огорчение, неудачу. В семье этот закон действует неумолимо в каждом самом ординарном бытовом деле. Ведь их огромное количество, этих дел, в нашей домашней жизни. И от нас зависит, освещаем ли мы их любовью, живет ли она в их.

Природа настоящей любви эгоистична: только заботясь о счастье возлюбленного человека, будешь счастлив и сам. Эта работа друг для друга, жалость друг к другу — так именуют любовь в народе — и делает родными когда-то чужих людей.

Не всегда супруги наделены идиентично сильными нравами, схожи по разуму, по воспитанию. Время от времени кто-то из их по всем статьям имеет преимущество. Но куда почаще эти свойства вроде бы перераспределены меж ними. В семье обязательно идет обоюдное воспитание — и очевидное и подспудное, неприметное. Внимательные друг к другу супруг и супруга вроде бы умножают каждый свои добрые свойства, а эгоистически сосредоточенные на для себя — усиливают дурные.

Бережная тактичность в «брачной педагогике», умение поправить, не обидев, не унизив, тоже диктуется любовью — вниманием, почтением к людскому достоинству жена, и тоже есть труд — узкий и неустанный труд души. Приходится признать, что недочет таковой тонкости часто обнаруживают и дамы, не только лишь мужчины. Не знаю, чем это разъяснить: либо рвением супруги выделить свое бесспорное воздействие на супруга, либо просто недостаточной воспитанностью, но думаю, приходилось и вам встречать дам, хвастающих своим умением «держать супруга в руках». «Я ему спуска не даю!» И со стороны неприятно бывает следить, как в гостях либо кое-где на людях — в магазине, в транспорте такая «собственница» уничижительно что-то выговаривает либо приказывает собственному спутнику. Уже по тону можно найти, что этот спутник — супруг.

Такая дама может позволить для себя в присутствии супруга дискуссировать его недочеты либо беспомощности с подружкой, просто со знакомой, может высмеять привычки, принятые в его семье, непочтительно отозваться о его родных. А спросите ее в неплохую минутку, почему она так поступает, и вы услышите, что ею движет только… любовь. Все та же любовь!

Она поэтому так обращается с супругом, что ему желает добра. Грубые слова — так они же слова и есть, ведь он-то знает, как она к нему относится. А грубые слова имеют способность убивать любовь. Накапливаются, как яд, и отравляют ее насмерть. Не веруйте поговорке «милые, ругаются — только тешатся». Поначалу, может, и тешатся, как сладко позже примирение. Раз, да раз, да снова — сладость примирения приедается, а душа черствеет. Слова, которыми вы награждали милого, неприметно пристают к нему, и, как досадно бы это не звучало, от этого он не становится лучше. Обида же, вызванная вашими словами, перерастает у него в холодность.

Нужно стараться посодействовать человеку узреть не плохое внутри себя самом. Ведь порою, он сам не знает, на что способен, а ты подскажи ему, похвали его, изумись ему, увидь даже малюсенькое его доброе усилие. И он сам обрадуется. Думаю, это должно стать «золотым правилом» семейных отношений: не «пилить», унижая человеческое, мужское достоинство, а посодействовать супругу рядом с тобою стать самим собой, а то и лучше, чем был. Настоящее волшебство любви — в созидании человека, в сотворчестве, в сотрудничестве с ним, возлюбленным. Я преднамеренно подчеркиваю эту приставку «со»: в российском языке она значит совместность усилий, отсюда и слово «супруги», другими словами идущие в одной упряжке. Когда усилия их дружны и согласны, то и воз не тяжел, а совместная жизнь — в удовлетворенность.

 Posted by at 23:24

 Leave a Reply

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

(required)

(required)