Авг 242013
 

«Почему ты совершенно не загорела?» — это был 1-ый вопрос, который мне задали супруг, друзья и коллеги, когда я возвратилась из Туниса. «На это совершенно не было времени!» — бодро рапортовала я, пытаясь в 2-ух словах обрисовать наши приключения.

Да здравствует Африка!

Фактически, поездка была очень внезапной. Еще в четверг я с грустью изучала прогноз погоды на последующие 10 дней: Москва ждала дождики, без перерыва, а уже в воскресенье в 12 денька, мы (это я и моя десятилетняя дочь Лина) летели на встречу солнцу. Четыре часа перелета и мы попадаем в парилку. По местному времени — час денька, самая жара. Тут нас ожидал «приятный» сюрприз — наш номер в четырехзвездочном отеле уже занят, и: «Не согласитесь ли вы переехать в пятизвездочный «Mouradi palace?» Мы согласились. В аэропорту же разменяли средства, получив несколько бумажек по 10 (неясно чего), несколько различных белоснежных монет с картинами (без цифр!), и несколько желтоватых монет с цифрами «100» и «50». Бумажные и белоснежные монетки позднее оказались динарами, а желтоватые монетки — миллимами. В одном динаре 1000 миллимов.

Отель находился за городом Сусс. И это оказалось огромным плюсом. Пляжи в Тунисе гостиницам не принадлежат. И благодаря удаленности от городка на пляже не было местных обитателей и было очень чисто.

Выпив коктейль (каждому новенькому постояльцу) при поселении и закинув вещи в номер, направляемся на пляж. Белоснежный песок, прозрачная голубая вода, пальмы… Вода так незапятнанная, что дно видно в мелких деталях даже у буйков. Стайки рыбок подплывают совершенно близко. Лина решила, что рыбки охотятся за ней, и с наслаждением носилась от их. По дну очень стремительно бегают рачки-отшельники в различного вида ракушках.

Времени на пляже было совершенно мало — нас ожидал ужин. Такового обилия различных блюд я не лицезрела никогда: 30-40 видов жарких блюд и прохладных закусок от экзотичных и государственных блюд — осьминогов, креветок, мусака, кус-кус (это только то, что я смогла опознать) — до полностью диетических супчиков, картофельных пюре, вареного мяса. Фрукты: арбузы, дыни, сливы, абрикосы, персики. С десяток видов различных пирожных и большой-пребольшой тортик — мечта Карлсона. Испытать хотелось все и, не глядя на то что, я трижды заполняла большие блюда (у меня дома такового размера тарелка употребляются под тортик), это на физическом уровне оказалось неосуществимым. И, наверняка, в первый раз в жизни мне пригодился отдых после ужина, ходить было тяжело :).

1-ый настоящий денек мы изучали окрестные округи. В отеле обнаружились 3 бассейна: открытые детский и взрослый с бирюзовой кристальной водой и один закрытый с джакузи. Закрытый представлял собой помещение со стеклянными стенками и полустеклянной крышей. Снутри росли разные виды пальм. Воздух тут был холодным, а вода более теплой, чем в море и открытых бассейнах. Место совершенно подходило для купания в жару.

Поразили местные кошки — худенькие, с вытянутыми рожами и раскосыми очами, точь-в-точь сошедшие с египетских фресок.

Вечерком мы направились в порт Эль Кантауи. Передвигаться по Тунису можно на такси (авто желтоватого цвета), туристском поезде «Тук-тук» (типа того, что у нас возит малышей на Поклонной горе). Можно взять машину напрокат. Дам в Тунисе не штрафуют вообщем. Правда, по этой же причине машину брать и не советуют — очень много аварий. На выходе из отеля нас «ждала» повозка с запряженными лошадьми, на ней мы и направились, следя по пути архитектуру местных вилл.

Детский парк аттракционов разочаровал — все те же аттракционы можно повстречать в Москве, потому особенным вниманием мы его не удостоили и направились в торговые ряды. Арабы оказались чрезвычайно дружелюбно-навязчивыми. Если не убеждены, что желаете прибрести вещь — не спрашивайте ее стоимость, потеряете массу времени. Процесс торговли тут целый спектакль. Нам же нужна была кепка и, лицезрев подходящую, спросили стоимость. Дальше разговор шел фактически на пальцах. Перевожу:
-15 динаров.
— Недешево.
— Назовите Вашу стоимость.
-5 динаров.
— Нет. Ну что же это все-таки за стоимость 5 динаров? Назовите стоимость, но не 15 и не 5 динаров!
— 5 динаров — отменная стоимость.
— Нет. Поглядите, что у нас еще в лавке есть: золото, отменная стоимость, серебро, один динар, снимайте все на камеру — будет реклама.

Мы все поглядели, сняли на камеру, приобрели кепку за 5 динаров, в конечном итоге утратив минут 15. За углом, в магазине с фиксированными ценами мы узрели похожие кепки за 5,900 динаров.

Сахара

Итак, отправляемся в Сахару. 1-ый городок, который мы проезжаем — Эль Джем. Осматриваем потрясающе сохранившийся Римский Колизей на 35 000 мест. На арене когда-то проходили битвы гладиаторов, схватки с одичавшими животными и борьба рабов. Поднимаемся на 2-й и 3-й этаж, спускаемся в подвалы и далее — в путь.

Проезжаем мимо промышленный Сфакс, ветер дует с городка и над дорогой сумел. Останавливаемся оглядеть оазис близ городка Габеса. Тут достаточно приятно и практически не ощущается жара. Оазисы размещены на местах, где есть подземные воды. Вырастают пальмы, гранаты, виноград, много травянистой растительности, посреди которой — хна. На выходе пробуем пальмовый сок (не забудьте взять с собой пластмассовые стаканы, чтобы избежать питья из публичной посуды, которая, по-моему, не умывается). Его собирают каким-то методом на вершинах пальм в кувшины. По вкусу похоже на сладкий квас.

Останавливаемся чтоб сфотографироваться на фоне «галлактических» пейзажей — это места, где снимались «Звездные войны» и «Британский пациент».

На обед нас привозят в местечко Мат Мата, в кафе с таким же заглавием и подкармливают блюдом, с таким же заглавием. Правда, какое конкретно из блюд носило это заглавие, осознать не удалось: нам принесли «чебурек» из узкого хрустящего теста с омлетом снутри и салатом из помидоров, лука и, кажется, кабачков либо цукинии, картофель с мясом и арбуз на десерт.

В этом же городе осматриваем пещерный домик берберов, коренных обитателей Туниса. Около входа в пещеру — счетчик воды. Над входом нарисованы рыба и две ладошки — «от сглаза». Проходим и попадаем в круглый холл, за ним длиннющий коридор. В маленьких нишах находится разная домашняя утварь. Коридор приводит во «внутренний дворик» без крыши. Из «дворика» — входы в разные комнаты: кухню (с газовой плитой), ванную, кладовую, несколько спален. Детская изготовлена на 2-м этаже, в нее можно залезть по вырубленным в стенке углублениям, держась за веревку. Хозяйки нас угощали изготовленным своими руками хлебом, который нужно макать в миску с оливковым маслом. Сама же печка для выпечки хлеба находилась с другой стороны горы метрах в 30-ти от входа. Мой ребенок под впечатлением просил еще минут 30 остаться тут пожить, ну либо, в последнем случае, сделать в Москве «таковой же» домик.

По ту сторону окна полупустынный пейзаж — чахлая растительность, кажется, вырастает прямо на песке. Поближе к Дузу — цели нашего путешествия, один к другому стоят заграждения изготовленные из пальмовых ветвей, функция которых — задерживать песок. Другими словами сами заграждения фактически занесены песком. И вид из окна быстрее припоминает волны на море. Чем далее, тем больше волны. Последнее заграждение задерживало целую гору песка высотой метров 6. Мы въезжаем в Дуз. Проехав его весь насквозь, останавливаемся в гостинице. Бросаем вещи в номер и быстрее в бассейн. Бирюзовая вода, цветочки, пальмы со свешивающимися гроздями фиников и все это фактически в пустыне — лепота! Из окна — вид на бассейн, а дальше пальмы до самого горизонта.

В 6 вечера сбор в холле — едем кататься на верблюдах. Нам выдают на прокат «национальную одежку» для полноты чувств. Одежка представляет собой халаты в бело-черную полоску. На голову нам повязывают цветной головной убор типа тюрбана. Все группа смотрится очень потешно. До песков едем на автобусе 12 км. Звучно играет очень оживленная местная музыка, сменяясь «Modern talking» конца 80-х. Настроение расчудесное, наша группа скоре припоминает сбежавших с урока школьников, ежели приличных дяденек и тетенек. Нас привозят в деревню, за ней — безграничная пустыня.

Тут нас ожидают верблюды. Как оказывается посадка на верблюда — действо не для слабонервных. Верблюд поначалу достаточно резко подымается на задние лапы (представляете положение седока?) и замирает на несколько секунд, а позже по одной подымается на фронтальные. «Мой» верблюд в момент, когда я внесла над ним ногу, решил встать, что и сделал в течение толики секунды. Как я отпрыгнула от него и почему он не сбил меня с ног, я не помню, зато помню, как я завизжала от неожиданности. Все верблюды, которые лежали в ожидании пассажиров, от моего визга поднялись и испуганно зарычали. И пока погонщикам удалось их опять уложить прошло еще минут 5. Я категорически отказалась садиться на этого верблюда, и мне дали размеренного белоснежного. Верблюдов привязали 1-го к другому несколько странноватым методом: впереди один, к нему с обоих боков привязали по верблюду, и еще 1-го к одному из боковых. Первого верблюда обычно вел погонщик, но нашу «связку» никто не вел, погонщик шел рядом. И мы шли так и туда, куда хотелось первому верблюду. Невзирая на то, что дочка садилась одной из первых, а я одной из последних, мы оказались в одной связке, при этом она чуток сзади меня. В отличие от моего верблюда, ее оказался никак не размеренным. Он всю дорогу недовольно рычал, и я боялась за свою ногу. Обещанного комфорта «как в 500-м Мерседесе» найти не удалось, и я была рада, когда деревня скрылась из вида и нас отпустили «на волю».

Ходить с босыми ногами по песку ни с чем же не сопоставимый кайф! Песок очень-очень маленький и теплый. Забираешься на бархан по более пологому склону и уууух — катишься на ногах вниз по более крутому! Вся группа разбрелась по барханам. С нами пошел погонщик. Из всего словарного припаса понято было только два слова: «сАхара» (с ударением на 1-ое «а»), и «супер». Трудно не согласиться. Тут нас ожидала последующее действо — закат в пустыне. Большой красноватый диск медлительно полз к горизонту, а вокруг только пески. От полноты эмоций было решено позвонить супругу. Телефон работал! Супруг был благополучно разбужен и порадован.

На последующее утро (подъем в 4:30 утра) по пути в ресторан внимание привлек странноватый шум, доносившийся из открытой двери к бассейну. Казалось, десяток грузовиков решили разом разгрузить гравий. «Шумелками» оказались обыденные воробьи, в стршном количестве носившиеся меж пальмами и неистово чирикавшие. Завтрак оказался очень небогатым (отель 3*), зато осталось время понаблюдать рассвет с крыши отеля. Зрелище еще больше впечатляющее, чем закат. Над бескрайними пальмами небо расплескивалось красноватыми, фиолетовыми и оранжевыми цветами. Показался 1-ый лучик, 2-ой, 3-ий и удовлетворенной стремительно стал выползать броский желтоватый диск.

Дальше едем на солевое озеро. С виду пустыня-пустыней, но под слоем песка толстый-толстый слой соли, а под ним — вода. Через озеро проложена дамба, конкретно по ней и едем. Повдоль дороги вырыты маленькие озерца красноватого, фиолетового и голубого цвета. Красноватый цвет воде дает йод, а голубой — медь. При этом цвета могут быть по соседству: здесь ярко красноватое, а через метр небесно голубое. Ходить по озеру нельзя — ранее тут проваливались целые караваны. Конкретно в этом месте из песка и соли образуются очень прекрасные камешки — розы пустыни, песочного цвета, по форме вправду напоминающих лепестки роз. Приобрести их можно в хоть какой сувенирной лавке по всей стране.

На последующей остановке покидаем автобус и пересаживаемся на джипы. Нам предлагается посетить музей восковых фигур «1001 ночей».

Заглавие меня не впечатляет, но ребенок уговаривает пойти, о чем я позже не пожалела. При входе через звучную связь слушаем легенду о Шахерезаде на британском. Позже слушаем эту легенду в выполнении гида на российском. А дальше… музей оказался лабиринтом. Начинается путь с пещеры страхов. При подходе к входу из пещеры раздается голосом Джина из лампы Алладина громозвучное «Ха-ха-ха».

Группа несколько стушевалась у входа. Я с камерой иду 1-ая вперед. Мгла — ничего не видно. Слабо видны фосфоресцирующие «страшилки», раздаются устрашающие звуки. Идешь, кажется, в тупик. Но доходишь до какой-либо фигуры, и вдалеке отрывается вид на новейшую фигурку. Показывается выход. «Ничего такого особенного, — поразмыслила я, — комната страхов, как всюду». И только я так поразмыслила, раздался треск, засверкали молнии, с боку что-то подуло. Я с визгом пронеслась до выхода, так и не посмотрев, что там трещало. Из пещеры полностью все выходили истерически смеясь. Дальше попадаем во дворик, в центре — колодец, наверху застыл в собственном полете на ковре Алладин. Дверь в последующую пещеру оказалась закрыта. Для открытия необходимо было трижды по-русски проорать «Сим-сим откройся», что мы и сделали. Дальше путь лежал через разные строения, по витиеватым улочкам, мостикам. Вокруг сюжеты из сказок, в каждом месте своя музыка, одно из помещений стопроцентно выложено зеркалами, сумрак, таинственная вибрирующая мелодия, жуть. Пока глаза привыкают к мгле, находится проход в последующую такую же комнату, а позже в третью, из нее выход на улицу и через некое время опять попадаем в такое же зеркальное помещение, но больше размером и с другой музыкой. Тут мы заплутались и находили выход минут 5, успев поразмыслить, что дошли до конца экспозиции и нужно ворачиваться. Но интуиции гласила, что выход должен быть и мы его отыскали! И выходим… на улочки Багдада из русских кинофильмов по сказкам — высочайшие глиняные стенки, можно зайти во двор и в жилые помещения. На полках и лавках древная утварь, на полах циновки. Дальше на мостик через речку и на выход.

Поездка на внедорожниках потрясла многообразием и великолепием пейзажей. Все дорогу нас аккомпанировали тунисские напевы. Заезжаем в пески на большой бархан и останавливаемся у обрыва (крутого склона бархана, угол градусов 60), фотографируемся, а далее джипы движутся прямо в пропасть, южноамериканские горки отдыхают! По пути шофер пускает несколько раз внедорожник в занос и выезжаем на дорогу. По пути останавливаемся, осматриваем горные пейзажи, водопады, пещеры, древние городка. На одной из остановок мы отстали от группы, разглядывая сувенирные лавочки. Лицезрев, высоко-высоко на горе туристов, и убедившись, что наших нигде нет, отправляемся в погоню. Нам предлагают приобрести разные камешки, но нам некогда, пытаемся отбиться, объясняя английскими словами, что утратили группу. Один из продавцов пошел с нами, демонстрируя дорогу и помогая перебраться через ручей. Подарив Лине прозрачный камень, возможно, тот, который предлагал нам реализовать, произнес дескать, группа там, демонстрируя на верхушку горы. Но, получив от меня мелочь «на чай», пошел далее с нами. По пути мы повстречали нашу группу. Они очень опешили: маршрут оказался радиальным, а мы начали его осматривать не с «того конца». Я попросила нас не терять и мы двинулись далее. Наш новый гид показал нам места, с которых раскрывались самые прекрасные виды: мы поглядели ущелье, развалины старенькой и новейшую деревни. Разговор шел на британском, без всяких правил, времен, но все понятно. На верхушке прямо с лавки была взята и презентована мне старая ракушка. Дальше мы поглядели камень, который стопроцентно состоял из закаменевших раковин. Когда-то тут было море, и этим ракушкам миллионы лет. От камня так же был отковырян и презентован кусок. Мы протиснулись в неширокую расщелину меж горами, и вышли к старенькой деревне. Каменные стенки сохранились в высоту людского роста. «Без цемента», — гордо сказал наш экскурсовод, демонстрируя на стенки.

После трехчасового переезда на внедорожниках дорога пропала вообщем. Другими словами она напоминала, быстрее, пешеходную горную тропку. Серпантин, справа — гора, слева — обрыв. Проехав горы, мы выехали на равнину и скоро буераки сменились грунтовой дорогой, а позже — асфальтированной. Мы проехали еще пару деревенек, больше схожих на древнейшие, ежели, чем на современные городка. Дорогу окружали непрерывные глиняные стенки.

Поближе к вечеру мы приехали в Кайруан. Тут мы побывали на фабрике ковров, а так же на выставке — продаже. Нас угостили бесплатным (!) чаем либо кофе на выбор, и помчалось. На пол были разложены ковры различных расцветок, орнаментов и видов выполнения. К каждому показан символ свойства и поведано, сколько месяцев работы заняло его создание. Наши друзья по отелю поинтересовались ценой 1-го из ковров. Им сходу была предложена 20% скидка, с ней стоимость составляла 250$. Дальше шел получасовой процесс торговли. И хотя стоимость была сбита до 140, ковер куплен не был.

Опять, порт Эль Кантауи!

Один из немногих магазинов, где можно восполнить провизию и где продают спиртное — «Дженераль» (в стране сухой закон). И на его поиски мы отправляемся. Решили пойти по берегу моря. Минут 10, по словам гида. Ничего подобного! Шли мы наверное минут 40. Гостиницы закончились и прямо у пляжа расположились дома местных обитателей. Очень красивые 2-3 этажные, во дворики вели арки.

Но, в конце концов, мы дошли до порта, и стали находить магазин, спрашивали мы раз 5, нас высылали в обратные стороны. Как выяснилось, мы два раза прошли мимо магазина, описав круг вокруг него. И отыскали магазин спустя минут 5 после его закрытия.

Зато рядом отыскали открытый зоопарк. И имели наслаждение следить видов 15 птиц, в главном кур, 2-ух страусов и 3-х верблюдов.

Курс старой и новой истории Туниса (со слов гидов)

В городке Монастире в 1903 году родился Халиб Бургиба. В 1957 году с его помощью Тунис получил независимость от Франции. И Бургиба становится бессрочным президентом. В каждом тунисском городке появилась улица им. Халиба Бургибы, а на улице — ему монумент. 7 ноября (!) 1987 году Бургиба был сдвинут со собственного поста своим же премьером Его Превосходительством Зин Эль Абидин Бен Али, который и стал президентом (он же Вождь). Он снял с улиц им. Бургибы монументы, и поставил там часы. Сейчас туристы, потерявшись в любом городке Туниса, могут встречаться на ул. Бургибы, под часами. А в каждом учреждении появились портреты Зин Эль Абидин Бен Али. Он был три раза избран президентом, но в будущем году исходит последний срок, а больше 3-х раз по закону нельзя. Тогда президент провел референдум, в каком 99,8% населения, или приняли роль, или проголосовали «за». В итоге чего он получил этот пост на всю жизнь.

Средняя заработная плата в Тунисе 500 динаров (400$), а малая — 200 динаров, бесплатное образование. Исцеление в гос поликлинике возмещается стопроцентно, а в личной возмещается столько, сколько было надо бы на исцеление в гос. Гид-тунисец гласит о собственной стране с гордостью, гид-иностранка — с большой драматичностью.

Герои местных анекдотов — ливийцы. Они приезжают в Тунис что-то брать и оторваться от еще больше сухого закона. Правил движения совершенно не соблюдают — сама лицезрела, машина с ливийскими номерами поначалу подрезала наш автобус, а позже шофер решив приобрести фрукты, тормознул без поворотников, без съезда на обочину, прямо как ехал среди дороги, так и встал.

Смешной рассказ: корабль получил пробоину, нужно выкинуть излишний груз. Янки выкидывает бутылки с виски со словами «У меня дома такового много», Француз — бутылки с шампанским, а тунисец с этими же словами — ливийца.

Итак, мы едем знакомиться с историй Туниса на север страны. Некие дороги тут платные. На пт оплаты возлюбленная шуточка гидов: «Приготовьте паспорта!» (а ведь рекомендовали документы с собой не брать).

В Тунисе — столице Туниса, мы посещаем музей мозаики Бордо. Ранее помещение было дворцом, где жили беи со своими бессчетными супругами. Осматриваем комнаты, где жили супруги, на полках стоят литровые — полулитровые бутыли. В их даровали духи — подарки супругам бея от гостей. Дальше помещения где лупи ел, слева игрались музыканты, справа посиживали супруги — следили, как ел дражайший супруг. В других залах мозаики и скульптуры разных эпох и народов. В одном из залов потрогали «на счастье» большой палец ступни Юпитера. Ступня практически в метр длиной.

Дальше едем в Карфаген, осматриваем развалины старых римских бань. Слева за стенкой дворец президента. Стоят часовые с орудием. Снимать в сторону дворца категорически воспрещается.

Последующая остановка- город Сиди Бу Саид. По сути, мы всегда едем по улицам, и осознать где кончается один и начинается другой город фактически нереально. Проходим через ворота и попадаем на улочку белоснежных домов с голубыми ставенками и дверьми, поднимаемся наверх, и нам раскрывается панорама на море, заливы, дворец президента. Отсюда снимать его можно, чем все группа и занимается, очень приблизив камерой. Любопытно, привлек ли дворец внимание, если б запрета не было?

Ворачиваясь, останавливаемся в кафе, которому 400(!) лет. Снутри полумрак. Снимаем обувь и рассаживаемся по-турецки вокруг малеханьких столиков. Гид спрашивает, кто, что будет пить: чай с кедровыми орехами либо арабский кофе? Делает заказ 17 стаканчиков чая и 5 кофе. Официант уходит. «Ну, дорогие мои, а сейчас я назову стоимость!» — гласит наша гид. Над группой российских туристов нависает напряжение. «Обычный стоимость», — смеется она. — Динар — кофе, полтора — за чай. А далее мы пили очень необыкновенный чай, в каком плавали орехи, рядом — курили кальян, и сама атмосфера была очень необыкновенной.

Последним пт программки была Медина — старая часть года. По пути мы поглядели те же часы, высотой с 5-этажный дом. Древние улочки были шириной наверное с метр и повсевременно извивались. По обеим сторонам сувенирные лавки. В нас сходу узнавали российских и забавно орали: «Раша, раша, Наташа». Тут мы накупили различных сувениров, снова же потратив массу времени на торговлю и «фото на память» с торговцем. Посреди старенького городка — старая мечеть.

Итак, подводя итоги поездки, мы проехали более 2 000 км (из их — 1 700 км неповторяющихся дорог), посетили около 10-12 городов, попробовали кучу новых блюд и получили неограниченное количество воспоминаний! И еще, когда в очередной раз я поеду на дачу, над дверцей непременно нарисую рыбу и две ладошки.

 Posted by at 23:24

 Leave a Reply

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

(required)

(required)