Авг 242013
 

Часть 1 можно почитать тут.

3-ий денек. Karibu — Добро пожаловать

Самолет Каир-Дар-эс-Салам оказался еще лучше, чем тот, что летел из Москвы в Каир. Боинг 747.

Когда мы начали приземляться, кругом показывались пальмы, экзотичные растения и сказочные мелкие домики. Я задумывалась, что это конечный пункт моего предназначения Дар-эс-Салам, тем паче что фактически все пассажиры выходили. Я тоже вышла из самолета, заполнила декларацию и подошла к стойке паспортного контроля.

Контролер листает мой паспорт в одну сторону, в другую и вдруг спрашивает: «А где же виза?» Я показываю танзанийскую визу со словами «Итак вот же она». В ответ слышу: «Вы куда летите?». «В Дар-эс-Салам». «Это Уганда, а вам лететь далее, еще 1,5 часа».

Прекрасный взлет над берегом океана, потом оказавшимся озером Виктория, где, кстати, и водятся знаменитые мухи цеце.

Из окна самолета я вижу 3 очень высочайшие горные верхушки. Из их особо выделяется одна и, как мне кажется, она покрыта снегом. Наверное, Килиманджаро. Да, это вправду Килиманджаро, величаво возвышающаяся через густой слой белых туч. Вспоминаю, что 1-ое упоминания о Килиманджаро относится к 1848 году, когда германский миссионер Йохан Ребмен в первый раз сказал о горе с заснеженной верхушкой, расположенной рядом с экватором. Королевское Географическое общество Англии подняло его тогда на хохот.

Посадка в Дар-эс-Саламе. В Уганде аква масса черная, а у берегов Танзании ярко-зелено-голубая. И здесь и там — буйная растительность.

Как я выглянула из самолета, меня принял в свои объятия танзанийский воздух. Мокроватый, горячий. Парник либо сауна, которую залили водой.

Я прошла все участки контроля, получила багаж. Супруг меня повстречал, привез в некий неказистый «постоялый двор», провел по коридорам в комнату, где можно отдохнуть и принять душ, и уехал. Работа.

Что сказать о комнате, желала сказать о камере, потому что конкретно ее она мне и припоминает. Малюсенькое помещение с белоснежными, точнее, возможно, когда-то бывшими белоснежными стенками. Ванная комната: душ, умывальник, туалет не отличаются чистотой. Но в особенности меня впечатляет голубое белье для постели. Конкретно оно мне и припоминает южноамериканские тюремные палаты. Я брезгливо морщусь, к тому же я боюсь идти в душ, боюсь воспользоваться водой, ведь мне гласили, что она заражена.

Так любопытно, все люди вокруг карие, темные и жгуче-черные, одни зубы поблескивают. Пока мы ехали, я рассматривала округи и окружающих людей. Встречаются очень прекрасные дамы, отлично одетые. Очень колоритная одежка, хотя я лицезрела несколько женщин в черном. Недлинной одежки не видно, до середины икр и ниже. Разъясняется это сильным мусульманским воздействием в стране. Но, что любопытно, стараясь как можно посильнее прикрыть свое тело, местные дамы, все же, считают полностью солидным подкармливать малыша грудью на очах у всех в многолюдных местах. Не считают постыдным и ходить в бигудях по улицам.

У многих африканок величавая походка. Осанка, гордый взор — позавидуешь их манере держаться. Многие дамы носят сумки на голове, а малышей за спиной.

Везде попадаются уличные мальчишки, предлагающие свежайший арахис и кешью.

Дороги солидные и правила на их даже очень соблюдаются. Правда, движение левостороннее и если запамятовать об этом, то можно и не увернуться от мчащегося навстречу грузовика.

На окнах в комнате стальные решетки, телек не работает. Охото выйти на улицу, но без мужа-хранителя пока не стоит. Я хоть и отчаянно смелая, но страну с ее характерами не знаю.

«Дар-эс-Салам», если веровать моему путеводителю, значит по-арабски «Край мира» и сейчас это реальный крупный город с популяцией 2 млн. обитателей. Да, мегаполис-сарай, по очень мере, из самолета дома похожи на впритирку подходящие друг к другу сарайчики. По сути мне пока нравится.

Спасибо, дорогой.

4-ый денек. 1-ые воспоминания

Поглядела на выше написанные строчки и улыбнулась. Дар-эс-Салам уже не припоминает мне то, о чем я написала ранее. Он весь различный. Есть замечательные районы с шикарными белоснежными виллами и высочайшими заборами, есть бедные районы с хижинами. Так же, как и у нас: дворцовые коттеджи и бараки, да так же, как и всюду, в той же престижной Ницце с ее блеском и запятанными бедными кварталами, где того и гляди на голову обвалится поток нечистот с высоты n-го этажа.

Дар-эс-Салам и его округи тонут в зелени. Вот это вправду роскошь: банановые деревья, кокосовые пальмы, баобабы и много других незнакомых мне деревьев и травок.

Мне становится забавно, когда я представляю себя в одежке, которую мне рекомендовали прикупить до поездки. Вроде бы я смотрелась посреди людей, одетых в колоритную мирную кангу в собственной милитаристской одежке и больших башмаках из гортекса.

Супруг повсевременно спрашивает, желаю ли я есть, и что бы мне хотелось поглядеть. Есть я не желаю, я насыщаюсь свежайшим воздухом, а любопытно мне все, и я стопроцентно полагаюсь на его выбор. Когда приезжаешь в незнакомое новое место, каждый изготовленный шаг в любом направлении кажется увлекательным. А вот когда место, где ты находишься для тебя знакомо, тогда становишься очень разборчивым и начинаешь выбирать. А может быть, все оттого, что мне просто тут нравится и мой избранник любви делает все вероятное, чтоб мое пребывание тут мне запомнилось.

Мы идем походить и оглядеть город. Огромное количество торговцев, назойливо желающих отыскать нового владельца для собственного различного экзотичного продукта. Самодельные горшочки всех размеров, растения, фигуры жирафов, слонов, львов, вырезанные из неслыханных ранее видов дерева, ритуальные маски, сумочки, различные декорации. Торговцы жареных кукурузных початков попадаются так нередко, что мне волей-неволей захотелось испытать такую кукурузу. Кое-чем припоминает семена. Хорошо.

А кругом такая прекрасная природа.

Вечерком проехали повдоль берега океана, мимо рыбного базарчика, мимо гулких лавок, спешащих и неторопливо прогуливающихся людей. Я смотрю и продолжаю удивляться. Где же одичавшие люди с голодными очами, готовые с копьями накинуться каждую минутку? Миролюбивые, очень приятные люди, много и с наслаждением смеющиеся и улыбающиеся.

Уже возвратившись из поездки домой и, проявив изготовленные ранее фото, я увидела, как много теплых улыбок я привезла с собой.

Копьеносцы, но, тоже встречаются. Масаи. Богом избранный люд, как считают они сами. Масаи сходу приковывают взор своими гладко выбритыми чуток удлиненными затылками, оттянутыми мочками ушей и стройными, покрытыми прекрасными одеждами фигурами. Любой из их всегда имеет при для себя копье и остро отточенный ножик. С юношества они виртуозно обладают колющим орудием, но только в случае последней необходимости в целях личной самообороны используют его. Заботливо хранят традиции и те представители масаи, которые издавна живут в городках и раз в день прогуливаются на работу.

5-ый денек. Дар-эс-Салам

Юридически столицей Танзании является маленький городок Додома, расположенный в центральной части страны. Выбор этого места в качестве столицы был продиктован целью обеспечения экономического благоденствия центральных провинций Танзании. Но, невзирая на все приложенные усилия, практически столицей политической, экономической и культурной жизни страны как был ранее, так и остается до сего времени один из самых больших городов Африки — Дар-эс-Салам.

История городка берет начало с 1857 года, когда султан Занзибара Саид Маджит основал тут свою летнюю резиденцию. В 1891 году Дар-эс-Салам становится центром германской колонии. После Первой Мировой войны британцы устанавливают свое правление. С обретением независимости в 1964 году Дар-эс-Салам объявляется столицей Танзании.

Мы едем в Аквапарк в Дар-эс-Саламе. После того, как мы отстояли получасовую очередь, нам надели на запястья бумажные браслеты и запустили в парк. Сначала мне было малость неловко, потому что мой закрытый купальник был там самым открытым, но долой глуповатые комплексы. У меня отменная фигура, и потому заместо сальных мужских и осуждающих дамских, я ловила под ревностным взглядом супруга восхищенные взоры с той и другой стороны.

Очень современный парк, он был построен около года вспять. Несколько горок. Я начала с самой ужасной прямой горки, спуститься с которой 2-ой раз я уже не осмелилась. В то же время местные индийские ребятишки, которых нужно сказать, сильно много в Танзании, в собственной влажной ежедневной одежке раз за разом подымалиь и со хохотом неслись с горы.

Прекрасный бассейн, кругом очень обходительные, улыбающиеся не вымученной американской, а искренней ухмылкой люди. С вершины башни, той, откуда ведут начало все горки, раскрывается сказочный вид. Океан, на побережье которого высятся, красуясь, подставляя броским солнечным лучам свои тонкие стволы, великодушные пальмы. Вдалеке силуэты белоснежных парусников. Стоишь у бортика башни, любуешься и наслаждаешься жизнью, очарованием мира вокруг нас…

Вечерком в веселительном комплексе «Las Vegas» проходил местный турнир бильярдистов, в каком супруг подал заявку на роль. Нам очень хотелось быть совместно, и я поехала с ним. Но скопленная за некоторое количество дней вялость давала знать. И хотя я честно и упрямо боролась со сном, смотреть за игрой было трудно. К счастью, от близкого человека, как не старайся, ничего не скроешь. Супруг отвез меня в гостиницу, возвратился в клуб, а я, только коснувшись подушки, заснула крепким сном.

6-ой денек. Багамойо

Мы едем в местечко под заглавием Багамойо, расположенное на берегу Индийского океана, км в 70 от Дар-эс-Салама. 1-ое что завлекло мое внимание при заезде в Багамойо — это табличка над дверцей в католическую церковь: «Через эту дверь проходил Ливингстон».

Багамойо имеет богатую, но грустную историю. Это то место, откуда началось вторжение европейцев в Танзанию, отсюда увозили местное население для того, чтоб сделать из него рабов. Багамойо служил перевалочным пт, куда свозили всех будущих рабов, для того, чтоб потом выслать на Занзибар, где размещался работорговлеческий рынок. В городке сохранилось огромное количество арабских зданий.

Самое же главное в текущее время, то, что поистине восхищает, принуждает замирать сердечко и погружает в необычное состояние умиротворенности, так это океан, его береговая полоса и прибрежные гостиницы.

Мы поселились в одном из самых фаворитных гостиниц. Постройки в афро-национальном стиле. Всюду идеальный комфорт и высочайший уровень сервиса. Рядом кокосовые пальмы, банановые деревья. Я в притче. Пообедали мы в деревенском ресторане. Желала ощутить вкус истинной ежедневной африканской еды в самой, что ни на есть местной атмосфере.

Принесли стакан свежайшего фруктового сока и какое-то блюдо. По вкусу оно напоминало вареной картофель с мясом в соусе. Никакой экзотики. Но уж лучше меня не посвящали в потаенны состава местной кухни. Не могу я есть вареные бананы с мясом. Даже не вдаваясь в то, смачно это либо нет, я просто не приемлю этого сочетание. Но сама напросилась, и пришлось делать вид, что мне очень нравится. Бананы в Танзании — ежедневный дешевый продукт, из которого готовят большая часть блюд. Такими же продуктами являются маис и рис.

Пошли искупаться в океане, но начавшийся отлив сделал неосуществимым купание. Чтоб добраться до глубины, идти нужно далековато, а это на отливе уже небезопасно. Мы пошли повдоль берега, миновали несколько гостиниц и вышли к городской «деревушке». Потому что рядом океан, то большая часть обитателей промышляет рыболовством. Мужчины ловят рыбу, все совместно (мужчины, дамы, малыши) ее разделывают. Здесь же рядом стоят под навесом столики со скамеечками, перед которыми стоят огромные, но не очень глубочайшие чаны, в каких в кипящем масле жарится с соответствующим шипением свежайшая рыба, издавая запахи, разжигая аппетит.

После роскошного ужина мы посиживали в шезлонгах на берегу океана. Над нами навес из банановых листьев, над которыми распростерлось небо, разукрашенное красками предзакатного солнца. Я смотрю на океан, на пальмы, на виднеющиеся паруса, на заходящее солнце, и равномерно проступающие необычно калоритные, и оттого кажущиеся более близкими субтропические звезды. Я счастлива бескрайним счастьем. Сейчас, на данный момент, нет время, есть безмерное место. Суета ежедневной жизни далековато, и я ощущаю себя частицей Вселенной. Нет условностей и правил, нет воззрений и суждений, тут правит гармония, и я сливаюсь с ней в единое целое. Ради этого мгновения, даже если б не было других, стоило ехать в другую часть света.

Я люблю тебя, Африка! Я люблю тебя Танзания! Я люблю тебя, Farid!

Равномерно стемнело и на черном, как лица и тела, живущих в этой стране людей, бездонном небе проступили звезды. Их сияние ярче и кажутся они поближе и ниже, чем в Европе.

Дыхание океана…

Продолжение…

 Posted by at 23:24

 Leave a Reply

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

(required)

(required)