Авг 242013
 

Сейчас мы побеседуем о последствиях развода — как для ребёнка, так и для всех членов семьи. Мы разглядим развод как свершившийся факт. Прояснение обстоятельств остается за пределами данной статьи.

Если взрослые люди договариваются о том, что не будут жить совместно, либо же один из супругов решает уйти из семьи, то семья распадается, происходит развод. Да и контракт, и решение относятся к рациональной сфере. Как быть с эмоциями? Ведь о эмоциях не договоришься?!

В сфере эмоций должно наступить равновесие, баланс. Требуются время, устойчивость, тактичность и… благородство со стороны каждого из супругов, чтоб пришло эмоциональное окончание развода.

Когда бывшие супруги проходят через это испытание (а это всегда боль), они становятся способными к новым отношениям, происходит эмоциональное окончание развода. В неких случаях этого так и не случается, и бывшие супруги переполнены чувством вины, обиды, несправедливости и претензий. Они могут находиться в состоянии подавленности, раздражительности, а время от времени быть даже брутальными.

В психический центр обратилась юная дама с дочерью 6 лет. Ее волновало состояние ребёнка. Девченка была милой, чувственной и в меру послушливой, но в ближайшее время у неё стали случаться странноватые приступы плача и клика. В такие моменты девченка становилась неуправляемой, и маме приходилось даже выходить с ней из публичного транспорта. Детский психоневролог, к которому обратилась мать, произнес, что ребёнок здоров и в лечении не нуждается. Мать, дама с высшим образованием, прогуливалась даже к «бабке», чтоб ребёнка «заговорили», да и это не посодействовало. А ситуация заключалась в последующем: предки девченки официально разошлись три года вспять. Папа вещественно обеспечивал ребёнка, и дочка нередко с ним виделась. Но сама дама внутренне не приняла развод. Она ощущала себя униженной, брошенной, плохой и на уровне мыслей всегда ворачивалась к тем временам, когда прошлый супруг ухаживал за ней, добивался её внимания. Она будто бы «спала», отсутствовала в текущей жизни. И дочь своим поведением пробовала ее «разбудить». С дамой была проведена долгая терапия по фактическому принятию развода, по увеличению её чувства убежденности внутри себя. Нужно отметить, что она приметно «расцвела» снаружи, предприняла несколько решительных перемен в собственной жизни. Приступы у ребёнка прошли невозвратно после первой недели работы. Супруг и супруга могут расстаться, развестись. Но никто и никогда не разводится со своим ребёнком. Мир ребёнка изменяется после развода родителей, но одно остаётся постоянно: папа остаётся отцом, а мать — матерью… И ещё, папа и мать — это две ноги, на которые опирается ребёнок. Познания о каждом из родителей присваивают ему убежденности.

Разводящаяся пара может озадачиться вопросом: «Как уменьшить травму для ребёнка?» И таковой подход родителей к этой сложной дилемме вызывает глубочайшее почтение… Окончательное решение супруги принимают только сами, ведь это их жизнь и судьба…

Нередко ребёнок оказывается перед фактом, что в семье происходит что-то не то. Ему ничего не молвят, не разъясняют, и ребёнок начинает наделять происходящее своим смыслом, в каком главную роль могут играть чувство вины, ужасы, фантазии.

На приём к психологу папа привёл отпрыска 5 лет. Мальчишка наотрез отрешался посещать садик, а если его там всё-таки оставляли, то он всё время молчком посиживал на стульчике и ни с кем не играл. Во время приёма мальчишка нарисовал несуществующее животное в виде яичка без глаз и других органов эмоций. Выяснилось, что предки мальчугана развелись, живут раздельно. Ребёнок остался с матерью, а папа временами навещает его по выходным денькам. Предки решили ничего не гласить ребёнку, чтоб не травмировать его. Произнесли только, что сейчас папа будет жить на работе. Может быть, у мальчугана появилась фантазия, что его могут бросить навечно в садике: за ним закончил приходить папа, а позже не придёт и мать. И он жил в атмосфере ужаса и неуверенности из-за неопределённости. Когда предки растолковали отпрыску, что обожают его, но сейчас будут жить раздельно — так лучше для всех, он успокоился и стал ходить в детский садик без всяких заморочек. В психическом центре до сего времени висят калоритные рисунки, нарисованные мальчуганом на последнем приёме.

Предки докладывают ребёнку готовое решение, и он успокаивается. Ведь мать и папа у него есть. И они всё могут решить. Ребёнок должен знать правду, что предки будут жить раздельно. Это решение 2-ух взрослых людей, и ребёнку ничего не остаётся, как принять эту правду… Он вызнал эту правду от самых основных для него людей — от папы и матери. Это соответствует тому, о чём он додумывался (а он додумывался) и снимает с него ответственность за происходящее.

Ах так обрисовывает динамику эмоций при разводе узнаваемый домашний психоаналитик Берт Хеллингер в собственной работе «Злоба как защита от боли»: «Когда связь меж 2-мя партнёрами рушится, они нередко испытывают злоба заместо печали. Если оба партнёра просто отдадутся печали о том, что не вышло, то в предстоящем они сумеют нормально относиться друг к другу. В случае развода очень принципиально, если оба партнёра отдадутся собственной сильной боли со слезами. Многие отыскивают, кто повинет, так как желают избежать этой боли. Но принявший её в конечном итоге будет свободным».

 Posted by at 23:24

 Leave a Reply

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

(required)

(required)