Авг 242013
 

Невзирая на общепризнанную цивилизованность, Канада страна дальная, неисхоженная и даже таинственная. Логично потому, что прогулка по Канадскому музею цивилизации сопровождается «глубочайшим погружением» в местные легенды и легенды, также в прозаическую правду как о старых, так и о современных нам людях.

1-ый сюрприз, свидетельствующий о многосоставности канадской культуры, ждал меня сходу по прибытии. Судите сами: столица страны Оттава находится в английском штате Онтарио. Соответственно вид ее очень американизирован, для обозначения улиц употребляется слово «стрит», а персонал гостиниц и торговых центров гласит только по-английски.

В центре городка, на берегу реки Оттавы, высится бугор, украшенный известным неоготическим зданием канадского парламента. Как раз напротив него, на другом берегу, разместился Канадский музей цивилизации. До него рукою подать нужно только перейти древний металлический мост. Но, сделав это, вы попадаете не просто в другой город (Гатино), да и практически в другую «страну» провинцию Квебек. Ведущие к музею транспортные артерии сейчас называются «рю», в ресторанах готовятся неповторимые парижские блюда, а местные обитатели норовят заговорить с вами на французском языке. Краса, ну и только…

Веселит глаз и вид самого музея, виднеющегося уже с моста. Суперсовременное здание затейливо «разливается» повдоль реки, своими зооморфными формами напоминая лениво разлегшееся большое животное. «Либо нет, быстрее, индейский тотем», поразмыслила я, подойдя ближе, чтоб рассмотреть фасад. И оказалась недалека от правды.

Три «кита»

Выставочный комплекс выстроен на том самом месте, где несколько веков прямо в почаще девственного леса размещалось индейское святилище, увенчанное столбами с резными изображениями божеств. Парламентский бугор тогда еще пустовал, по Оттаве скользили каноэ, а о белоснежных людях никто слыхом не слыхивал.

С того времени прошло сильно много времени. Сейчас самый обеспеченный экспонатами, самый компьютеризированный, набитый всяческой техникой и просто более посещаемый музей Канады имеет уже приличный возраст и в то же время очень юн. Ему сразу 150 и 15 лет это как поглядеть. 1-ая коллекция, посвященная канадским истории и культуре, была представлена на всеобщее обозрение местным Геологическим обществом в 1856 году. К 1927-му она разрослась до Государственного музея Канады, позднее переименованного в Государственный же музей человека (Museum of man). Но 20 годов назад набиравшие силу феминистки направили внимание общественности на досадную двусмысленность наименования (оно могло толковаться и как некоторый «Музей мужчины»). Тогда, ко всеобщему ублажению, нашлось нейтральное и в то же время более масштабное заглавие: «Музей цивилизации». В конце концов, в 1989 году разросшееся за полтора века собрание переехало в специально спроектированный «дворец» и тем обрело новейшую жизнь.

В конкурсе на строительство нового помещения учавствовали наилучшие мастера со всего мира, но одолел канадец Дуглас Гордон. Он предложил сложную «смесь» из фольклорных мотивов и последних «писков» постмодернистской архитектуры. В итоге комплекс из 2-ух корпусов вышел не просто многофункциональным, да и снаружи красивым.

Оба строения построены из желтого известняка, добытого в карьерах провинции Манитоба, и разделены от берега красочным каскадом зеленоватых террас. Кураторское, выделенное под кабинеты служащих и хранилища-запасники, более робко. Сама экспозиция расположена в основном, том, что похоже на тотемную маску и диковинное чудище сразу. Вобщем, по словам конструктора, эта форма подсказана особенностями местного ландшафта и ассоциироваться должна с ветром, овевающим зигзагообразные берега северных рек, с отрогами гор, необычными очертаниями тающих ледников и иными природными красотами… Также припоминать об уязвимости и хрупкости человека в этом большом чудесном мире.

Более величавая картина стает очам гостя, и когда он попадает внутрь. Тут его встречают и огромные коридоры с прозрачными стенками, откуда раскрывается расчудесный вид на Парламентский бугор, и лабиринты залов, ведущие практически «в глубь» истории, и лестницы-эскалаторы, увлекающие в подкупольные места с росписями на темы индейской мифологии…

«Музей цивилизации» это звучит гордо. Переехав в новое здание, дирекция кардинально изменила принцип построения и направление деятельности музея: он отошел от узкоместной специализации и начал производить международные проекты. Чтоб композиционно соединить локальное и глобальное, Совет кураторов пошел по испытанному пути: соединял постоянную экспозицию, которая как и раньше представляет Канаду, с масштабными гостевыми выставками из самых различных уголков мира. В то время как три интерьерных «кита»: залы индейской культуры, аборигенных народов и канадской истории (о их пойдет речь ниже) занимают огромную часть выставочного места и всегда доступны, несколько галерей, расположенных на различных этажах строения, вроде бы предлагают публике образную «информацию для сопоставления и размышления». При этом объем этой вечно обновляющейся инфы необыкновенно широкий: в различные годы музей говорил своим гостям приятные истории о скандинавских викингах и рукописях Мертвого моря, о культуре Сибири и Аляски, об исламском искусстве Кувейта, о Старом Египте и габсбургской Австрийской империи. Наш визит совпал с демонстрацией бисерной вышивки народов Восточной и Южной Африки, не так издавна закончился проект, посвященный интернациональному дизайну 1960-х, а за стенкой уже развешивалась превосходная экспозиция «Петра: затерянный каменный город», организованная под патронатом иорданской царицы. В 2007 году сюда приедут сокровища древнекитайского искусства из Пекинского государственного музея, практически никогда не покидающие пределов Поднебесной, а в планах на более отдаленное будущее увлекательный проект вместе с нашей государством «Древнейшие степи». Два музея тот, по которому мы на этот момент гуляем, и Самарский областной историко-краеведческий, создадут единую экспозицию, посвященную первобытной жизни на степных просторах южной Рф и в канадских прериях. Цель выставки, показать которую подразумевается по обе стороны океана, сопоставить механизм адаптации человека к схожему ландшафту в 2-ух областях. По словам сотрудницы Канадского музея Лены Пономаренко, ни до чего подобного никто в музейном мире еще недодумывался.

В общем, тут во всякий денек есть на что поглядеть и как провести время. Дополним все перечисленное к тому же «встроенными» в сложную инфраструктуру Музеем почты и Детским музеем, также несколькими кафе, рестораном, книжными и сувенирными лавками, библиотекой и кинозалом со стереоэкраном. В таком полифункциональном комплексе каждый, независимо от возраста и склонностей, отыщет для себя занятие. Меж иным, предусмотрены и особые хитрости, связанные с прохладным климатом. Если уж семья отважилась на культпоход в одно из морозных воскресений, что может быть приятнее, чем прямо из подземной парковки Музея цивилизации подняться в большущее теплое здание, а там рассредоточиться по интересам на целый денек.

Миф о боге-вороне, творце всего сущего
(большой зал индейской культуры)

Зал вправду велик. Он представляет собой эллипс площадью 1 782 кв. м и высотой 17 м. Одна из его стенок образует сплошное большущее окно с видом на реку и тот же Парламентский бугор. Она вооружена особенной системой теплорегуляции, благодаря которой на внутренней ее поверхности повсевременно держится температура 20°C. Стеклянные плоскости разбиты столбами, подозрительно напоминающими весла. Взор наверх проясняет идею конструктора: потолок похож на перевернутое днище каноэ. Все снутри зала и экспонаты, и люди оказывается вроде бы «в одной лодке». Можно смело плыть навстречу тайнам индейского леса, приобщить нас к которым взялся красивый франкоканадец Ришар. Правда, признался он, конкретно снаружи, в наиблежайшей окружении, леса больше нет. Но тайга начинается уже в нескольких километрах к северу от Гатино, а стоит углубиться в нее еще км на 10, и возникает реальный шанс повстречать реального медведя, даже сейчас, в XXI веке! Вроде бы в подтверждение этого факта гид широким жестом указал на наибольшую в мире фотографию, занимающую всю вторую продольную стенку зала (другими словами обратный окну «борт каноэ»). Длина снимка, изображающего канадскую чащу, соответственно приравнивается длине зала более сотки метров. Она, в свою очередь, служит задником для экспонатов нескольких выстроенных в ряд хижин.

Любая из их представляет культуру одной из индейских народностей, живших за несколько тыщ км от Оттавы, повдоль Тихоокеанского побережья Канады (некие из племен, вобщем, процветают и доныне). Перед каждым домом тотемные столбы с резьбой, снутри все, что может как-то свидетельствовать о культуре того либо другого племени: мебель, одежка, предметы быта, декорации, игрушки и просто старенькые гравюры европейцев с видами индейских поселений. А чтоб усилить «эффект присутствия», все жилья обустроены видеомониторами и интерактивными экранами, при помощи которых любознательный визитер может задать хоть какой вопрос «по теме».

Любая из таких хижин в отдельности полностью могла бы претендовать на роль самостоятельного этнографического музея, а в Большенном зале их целых 6: чтоб обойти и тщательно разглядеть все, требуется не один час. На чтение одних только заглавий племен сколько времени уйдет: подскажу, по секрету, что Nuu-Chah-Nulth по-русски понятно как «нутка», Kwakwala’wakw «квакиютль».

За этими экзотичными именами столько типичного, что можно поразмыслить, идет речь не о соседях, а о народах, отделенных друг от друга многими морями. Чтоб не дать гостям потеряться в этом обилии, наш гид старался выделять общие, объединяющие моменты. Скажем, поклонение всех тихоокеанских краснокожих богу-Ворону основоположнику мира и создателю человека, которого обычно изображали в виде птицы с диспропорционально большущим клювом (многие наши граждане с юношества помнят ее изображения в пользующейся популярностью энциклопедии «Легенды народов мира»). Время от времени его голова напоминала Солнце (согласно легенде он принес в мир Свет): золотая «солнечная» маска этого божества, кстати, декорирует одну из торцовых стенок индейского зала, а резные статуи его встречаются, куда ни бросишь взор. Музейщики даже время от времени именуют всю экспозицию этого помещения «деревней Ворона». Кстати, весь ее дизайн перевернутое каноэ иллюстрирует также общий для американского материка миф о сказочной лодке «птичьего» бога, способной разрастаться до размеров Вселенной и уменьшаться до размера сосновой иглы.

Просто представить, что несходство тихоокеанских ранешних культур провоцировало гневные конфликты меж ними: ведь вели войны меж собой южные соседи «протоканадцев» команчи, сиу, апачи… Но, по словам Ришара, жизнь на побережье современной провинции Английская Колумбия, от Ванкувера до Принс-Руперта, протекала идиллически умиротворенно: «Представьте для себя: ваше племя живет у самого Океана. С другой стороны Скалистые горы отделяют вас от континента, обеспечивая относительно мягенький климат. Сберегал как будто бы «специально вам» изрезан узенькими естественными впадинами во время отлива на мелководье остается рыба. И не какая-нибудь мелочь огромные лососи. Мужикам остается только насаживать их на копье и тащить к костру. А если захочется как-то варьировать меню, можно на каноэ совершить маленькое каботажное плавание и загарпунить какую-нибудь добычу посущественнее тюленя к примеру. У соседей та же благодать. Потому нет ни раздоров, ни войн. Все дружелюбны и располагают уймой свободного времени для занятий, скажем, искусством либо обустройством жилья на века!» По правде, дома в «деревне Ворона» изготовлены из красноватого канадского кедра, сразу крепкого и покладистого (до прихода бледнолицых краснокожие не знали железа и обрабатывали древесную породу каменными орудиями). Они все стоят на одной полосы «набережной» и направлены «лицом» к воображаемому океану. В центре красуется расписной дом Вождя, отмеченный роскошным тотемным столбом перед входом. Благодать.

Такими застали эти поселения европейцы, когда в XIX веке, миновав широкую прерию, они перебежали Скалистые горы. По счастью, к тому времени выходцы из Старенького Света уже более либо наименее научились ладить с индейцами, потому тихоокеанская культура пострадала намного меньше и носителям ее «досталось» не столько беспощадности, как, скажем, индейцам Величавых озер.

Выставленные тут хижины были сооружены к открытию нового Комплекса ремесленниками-аборигенами и представляют собой поистине «факсимильные копии» сохранившихся зданий XVIII-XIX веков. Разработка протцов соблюдалась скрупулезно. А вот «движимые» объекты, от посуды до культовых предметов, представляют собой подлинники, собранные разными экспедициями. Их возраст варьируется от 100 до 2000 лет: при этом самыми старыми числятся каменные статуи божества с ярко выраженным «мужским достоинством», призванным олицетворять природное обилие, также некие из помянутых уже «высотных» тотемных столбов.

В музее их показывается 40 три это наикрупнейшая коллекция в мире. Некие так значительны, что подымаются практически до потолка зала и насчитывают более 10-ка изобразительных ярусов. Чем выше тотем, тем солиднее публичное положение лица, перед чьим домом он устанавливался, а если речь шла о правителе, то вырубленная в нижней части столба дверь маскировалась под клюв все такого же Ворона. Через нее вводили в дом особо знатных гостей: помните, как это происходит с героем Джонни Деппа в именитом кинофильме Джима Джармуша «Покойник»? Индейский дом, куда он попадает в конце картины, как две капли воды похож на экспонируемые тут. Меж иным, праздничное открытие музея в 1989 году совпало с визитом в Канаду Елизаветы II, и ей как почтенной гостье предоставили право войти в дом Вождя через клюв. Правда, добавляет Ришар, царица почему-либо отказалась.

О чем молвят тотемы
Тотемическое искусство составляет квинтэссенцию тихоокеанской индейской культуры. Кроме того что оно свидетельствует о высоком уровне резьбы по дереву, каждый столб-тотем в отдельности ведает собственный миф, связанный с историей племени и семьи вождя. По предназначению эти объекты разделяются на «коммеморативные» (поставленные в честь действия либо героя), «входные» (служащие дверцей в дом), «погребальные» (на которых устанавливается урна с прахом владельца) и «торжественные» (в честь особенных событий, к примеру Потлача праздничка «послушания вождю и раздачи им подарков»). Посреди украшающих столбы знаков в большинстве случаев встречаются гризли, ворон, кит, лосось, змея, волк и шаман-танцор в соответствующей шапке. Некогда размещение этих фигур по вертикали (более малый уровень означал подчинение вышестоящим) прочитывалось индейцами как захватывающая история о любви и коварстве, победе и предательстве. Мы же сейчас можем только услаждаться их эстетической мощью и экспрессией.

Сказки бабушки-куратора
(зал первых людей, либо аборигенных народов Канады)

Сейчас в Канаде, втором по размеру государстве планетки после Рф, проживает около 33 миллионов человек. Из их четыре процента, другими словами чуток более миллиона, составляют туземцы. Цифра как бы маленькая, но в публичной жизни роль «первых людей» страны значительна. Частично это их собственная награда. Частично «эхо» освоения Канады белоснежными, которое, невзирая на свою сравнительную «мягкость», все таки не вышло без припираний (сегодняшнее бережное отношение к туземцам, предоставление им социальной помощи и освобождение от уплаты налогов являются собственного рода компенсацией за прошлые грехи).

Под «первыми людьми» предполагаются не только лишь краснокожие, да и обитатели полярных земель инуиты (это самоназвание считается сейчас более политкорректным, чем слово «эскимосы», в значении которого «пожиратели сырого мяса» улавливается пренебрежительный колер). Им в Музее цивилизации посвящен отдельный «отсек», повествующий не только лишь об извечных обычаях протцов, да и о современной жизни потомков.

Стивен Огастин, куратор и один из создателей второго из главных залов экспозиции, разлюбезно принявший эстафету у разговорчивого Ришара, сам происходит из рода вождей племени микмак, очень влиятельного некогда на канадском востоке. Но его отец, будучи офицером страны, входящей в Английское Содружество, служил в шестидесятые годы в Германии. Небольшой Стивен рано оказался вдалеке от родных корней. Темная грива волос, завязанных в хвост, унизанные эксцентричными перстнями пальцы вот сейчас и вся экзотика в его виде. Вобщем, он слывет одним из наилучших знатоков мифологии собственного народа, как и других автохтонных народностей Канады. Сначала музейного «королевства первых людей», в небольшом кинотеатре, можно узреть сделанный им кинофильм. Структура ординарна: на дисплее сам создатель в подлинном государственном костюмчике ведает собравшимся у костра разношерстным слушателям микмакские сказки. Их ему, в свою очередь, поведала бабушка, реальная индианка, дожившая до 100 лет и погибшая в 1998 году. На биеннале современного искусства эта лента полностью могла бы сойти за концептуальный арт-проект: представьте, посиживает фантастически одетый персонаж в клубах дыма и ведет речь, скажем, о волшебной силе числа «семь» («Бог сделал мир за семь дней, Бог отдал человеку семь отверстий на голове» и тому схожее). А тут незапятнанная историческая реконструкция…

Подобно Большенному, Зал первых людей насыщен интерактивными приспособлениями, делающими тему более доступной для зрителей. Это и карты Канады, на которых высвечиваются этнолингвистические общества с их ареалами (на сегодня в стране насчитывается 53 аборигенных языка, относящихся к одиннадцати группам), и «аудиоточки», где гость может присесть и слушать какую-нибудь индейскую легенду в переводе на французский либо британский. Рядом на телеэкране идут калоритные репортажи о том, как потомки свободных властителей прерий собираются в XXI веке на тех местах, где их прадеды устраивали ярмарки по случаю реализации буйволов, известные «пау-вау», и организуют народные гулянья с пивом и дурачествами. Суровые респектабельные люди, менеджеры и программеры, банкиры и госслужащие, изредка появляющиеся на людях без галстука, вдруг преображаются в шаманов, стучат в бубны и пляшут, как будто в трансе.

Но лично на меня самое сильное воспоминание произвели не «менеджеры-шаманы», а инуитский раздел, где представлены чумы из ребер китов, покрытые моржовыми шкурами. Их жители жили в критериях нескончаемого холода: 10 месяцев в году температура не подымалась выше нуля. Снутри нагретых кострами «китовых домов» они раздевались догола, чтоб тело не потело до выхода наружу. Только прямо перед «прогулками» надевали двухслойную одежку из числа тех же моржовых шкур 1-ый слой, как «2-ая кожа», плотно охватывал нагое тело, служа термомембраной, верхний мехом наружу защищал от мороза. В таком, практически «неопреновом», костюмчике охотник мог длительно оставаться на «7 ветрах». Особо понравились мне солнце- и ветрозащитные «очки» эскимосов, вырезанные из кости либо дерева, с узкими прорезями для глаз. Их дизайну мог бы позавидовать хоть какой производитель престижной оптики.

Космогония на CD
Если вас интересует аборигенная мифология, то в Зале первых людей, надев наушники, вы прослушаете попорядку несколько версий сотворения мира и человека. Какой вам больше по вкусу? Главных «предложений» два: «Мать-медведица». Женщина, собирая ягоды, заплуталась в лесу и позволила для себя в сердцах сказать что-то резкое по адресу его владельца медведя. Проходивший мимо принц-гризли схватил ее и утащил к для себя во дворец-берлогу. Потом, влюбившись, он предложил даме руку и сердечко, и через положенный срок у их родилось двое отпрыской. Но скоро родня медвежьей супруги, искавшая ее всюду, каверзно уничтожила ее супруга, и ей пришлось возвратиться в селение со своими необыкновенными детками. Конкретно они дали начало новенькому племени, отличавшемуся силой и выносливостью, племени реальных людей. Притча сказкой, но современные краснокожие до сего времени особым образом чтут медведя, признавая за ним чуть не людские интеллектуальные свойства. «Небесная дама». Когда на Земле еще не было тверди, а был сплошной океан, на небесах было королевство, где жили небесные люди. В один прекрасный момент в дырку, случаем образовавшуюся меж тучами, свалилась беременная дама. Она летела вниз так длительно (наверняка, как Алиса в Стране чудес), что птицы успели слиться и посодействовать ей приземлиться не в воду, а на спину большой черепахи. Морские животные принесли ей морской ил, образовав твердь, а от рожденных ею близнецов пошел человечий род.

В общем, «нас не сильно много, но мы очень различные» этот лозунг произносят с огромного монитора в зале коренные обитатели Канады, занимающие сейчас разные высочайшие должности.

Продолжение

 Posted by at 23:24

 Leave a Reply

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

(required)

(required)