Авг 242013
 

Мы, естественно, любим собственных малышей. Любим, любим, любим… Тогда и, когда они 5-ый раз за денек марают штанишки, тогда и, когда нашей наилучшей губной помадой они разрисовывают новые обои, тогда и, когда они за полчаса не могут пройти 100 метров до детского сада. Мы любим их, только гласить о любви почему-либо становится все трудней, и все легче рвутся на волю злые, несправедливые слова, самое мягкое из которых: «Как ты мне надоел!»

Плохо это, нельзя так гласить ребенку, и в книжках пишут, что раздражаться нельзя, ну и позже, мы ведь их любим. Даже если ребенок снова высыпает на новые штанишки тарелку каши, либо смешивает на полу литр варенья с бутылкой масла, либо выдавливает на торжественное платьице тюбик зубной пасты — мы не должны раздражаться. Не должны, не должны, не должны…

На колу мочало, начинай поначалу. В конечном итоге нервишки издерганы у обоих, а то к тому же папа под жаркую руку подвернется. Он-то, папа, малыша лицезреет раз в неделю, а берется замечания делать: «Не ори на малыша, и вообщем, чего ты нервничаешь?» Напрасно он так, добросовестное слово, напрасно. Сковородка-то томная…

Почаще либо пореже, но раздражаются, злятся и горячатся все, не считая персонажей маркетинговых роликов.

Призывы не раздражаться так же глупы, как призывы не стареть. Сами бы рады, да как? Сдерживаться — тоже не идеальный вариант. Ведь что такое злоба исходя из убеждений биохимика? Это — скопление адреналина. Адреналин, как понятно — гормон борьбы и бегства, а при невозможности подраться, побегать либо хотя бы поорать вволю он издергает нервишки, надорвет сердечко и разъест желудок. Остается научиться выплескивать эмоции так, чтоб волной не смыло никого из близких.

В одной притче есть таковой персонаж — Крыжовник, которому в гостях ставят два стула — для него и для его колющегося нрава. Итак вот, отдельный стул раздражению ставить, может, и ни к чему, а вот уживаться с ним нужно. Я человек запальчивый, так что опыт «уживания» у меня большой, и чем-то я могу поделиться.

Для начала нужно обусловиться, повинет ли в происходящем ребенок. В смысле — является ли это с его стороны проступком. Если то, что вывело вас из себя, обосновано его возрастом, характером либо состоянием здоровья, то винить малыша не нужно. И себя тоже винить не нужно. Вы тоже не повинны, что вид собственного чада, перемазанного манной кашей либо вывалянного в луже, не вызывает у вас умиления. Никогда не нужно стыдиться собственных эмоций, главное, чтоб за поступки постыдно не было.

А все-же, что делать, если страстно охото заорать дурным голосом и врезать как надо? Ну и заорите! Только не на малыша, а просто так, глупо, по-тарзаньи. У собственного отпрыска я научилась делать это, не срывая голоса: нужно расслабить голосовые связки и орать открытой горлом, не пытаясь модулировать звук. Молвят, для здоровья полезно!

И врежьте — по боксерской груше либо диванной подушке. Сделайте несколько гимнастических упражнений, лучше силовых. Потанцуйте рок. Пробегитесь. Поверьте, нереально пробежать в неплохом темпе 500 метров и остаться не в духе. Словом, дайте возможность «гормону борьбы и бегства» воплотить себя. Полностью может быть, что малыш, визжа от экстаза, присоединится к вам. А сердиться на того, с кем вы только-только плясали либо хором кричали, просто нереально!

Совершенно другое дело, если малыш повинет, если он нарушил известное и понятное ему правило либо запрет. Согласитесь, непедагогично веселить провинившегося танцами либо звуками тарзаньего концерта. Виноватый должен быть наказан. Да и здесь есть тонкости.

Сначала постарайтесь не доводить себя до критичной массы раздражения, разряжайтесь по мере скопления. Допустим, лезет ваш ребенок в шкаф к родовому хрусталю. Вы с ласковой ухмылкой, как полагается примерной маме, снимаете его с нижней полки. Раз снимаете, 2-ой раз, 3-ий… А на 4-ый что будет? И другой вариант: впервой: «Не лезь, нельзя!», во 2-ой: «Не лезь, кому сказано!», в 3-ий: «Ты что, не слышишь, для тебя говорю, не лезь!» Тогда в 4-ый раз он, может, и впрямь не полезет. А если и полезет, то возможность вашего «взрыва» еще меньше.

Если дело дошло до бурных сцен, то нужно уяснить несколько правил. Во-1-х, в гневе неприемлимо рукоприкладство. Не скажу, что я таковой уж противник физических мер воздействия, случаи бывают различные, но в гневе, когда вы не сможете точно оценить ни меру вину, ни силу удара — нельзя! Если уж очень почесываются руки, вспомните про боксерскую грушу. Лично я бью по собственному бедру. С одной стороны, энергия выплескивается, с другой — боль отрезвляет.

Нельзя оскорблять малыша, навешивать на него ярлычки, также употреблять предложения со словами «всегда» и «никогда». К примеру: «Ты никогда не слушаешь, что для тебя молвят!» Дело не только лишь в том, что это грустно. В умных книжках пишут приблизительно так: «Для сотворения целостного вида мира ребенок старается соответствовать тому, что молвят о нем важные взрослые». Другими словами, если возлюбленная мать назовет свиньей, то малышу легче захрюкать, чем допустить, что она ошибается. Так что, называя малыша грязнулей и лодырем, вы добиваетесь прямо обратного тому, чего желаете. Это, кстати, относится и к безопасным как бы высказываниям типа: «Он никогда кашу не ест». Скажите так раз-другой, и ваш ребенок ощутит себя просто обязанным отодвинуть тарелку.

Нельзя клеветать других родственников, в особенности отсутствующих: «Весь в отца, таковой же обормот!», «Бабушка избаловала, сейчас никакого порядка нет!» Если ваш авторитет довольно высок, ребенок поверит, что папа с бабушкой нехорошие, но будет продолжать их обожать, мучась при всем этом чувством вины и неуверенности внутри себя. Если же он очень к ним привязан, то может пошатнуться его вера в вас: ведь он точно знает, что папа и бабушка отличные, а вы их ругаете. Ребенок постарше получит и другой урок: можно плохо гласить об отсутствующих, при всем этом улыбаясь им в лицо.

Нельзя грозить лишением себя либо собственной любви. «Не нужен мне таковой нехороший мальчишка, отдам тебя соседке!», «Не буду тебя больше обожать!», «Брошу тебя и возьму для себя неплохую девченку!» — для малыша это жуткие опасности. Правда, обычные малыши в обычной семье так убеждены в родительской любви, что не поверят словам, да и это нехорошо — малыши усвоют, что вы гласите неправду. А если ребенок нервный и тревожный, а если дела в семье несовершенные… Любовь должна быть бесспорной, а когда уберешь игрушки — люблю, платьице испачкаешь — не люблю, то это уже какие-то рыночные дела.

Нельзя грозить заболеванием, гибелью либо уходом из семьи кого-нибудь из родственников. «Ты меня в гроб вгонишь!», «Будешь так себя вести, папа от нас уйдет!», «Довел бабушку, сейчас у нее сердечко болит!» Жизнь и семейное благополучие взрослых — не очень ли тяжкий груз для малыша? Известны случаи, когда у малышей развивались тяжелейшие неврозы, так как они считали себя виноватыми в разводе либо смерти родителей. Другое дело, если поступки малыша вправду грозят здоровью окружающих: тычет маме карандашом в глаз, отвлекает папу за рулем. В таких случаях нужно разъяснить малышу вероятные последствия его действий. Ругать его глупо, пока он не усвоит, почему тыкать карандашом в животик можно, а в глаз нельзя, закрыть отцу глаза ладошками дома можно, а в машине нельзя. Учтите, разъяснить, что такое гипертония и как может болеть сердечко, вы можете чуть ли. Лучше просто не поручать таким людям уход за шустрым малышом.

Нельзя ассоциировать малыша с другими детками: «Не считая тебя, никто в лужу не влез, один ты грязнуля!», «Вон Леша как аккуратненько ест, а на тебя смотреть противно!», «У всех малыши как малыши, а у меня…» Во-1-х, это неправда. Соседские малыши не лучше вашего, и если Леша отлично ест, то наверное ужаснее вашего завязывает шнурки, только Лешина мать об этом не орет. Во-2-х, это грустно. Вы что, фактически, желаете культивировать в собственном ребенке — чувство зависти либо комплекс неполноценности?

Что остается? Не так много: оценка данного проступка («Ты на данный момент плохо сделал, очень плохо!», «Никогда не задумывалась, что ты так плохо можешь сделать!»). Описание собственных эмоций («Ты меня очень огорчил!», «Мне на данный момент прямо рыдать охото!»). Сопоставление малыша с ним же самим («Вчера ты был таким молодцом, а сейчас…», «Я всегда тобой гордилась, а ты вдруг…», «Я задумывалась, что ты уже большой и умный, а на данный момент…»).

Перечитайте эти правила в размеренной обстановке. Вспомните, какие слова в большинстве случаев вырываются у вас в жаркую минутку. Полностью может быть, что вы притащили их из собственного юношества. Понятно, но не фатально. То, что ваши предки ошибались, не значит, что вы должны ошибаться. Прокрутите в голове «домашние заготовки» на допустимые темы. И когда накатит раздражение — не пытайтесь сдержаться. Выкричитесь, выложитесь, выпустите пар. А позже не забудьте прочно обнять малыша и сказать: «Ты был неправ, но больше так не будешь, а я тебя все равно очень люблю, и все будет отлично!» И вообщем чаще так гласите. Ведь мы все вправду очень любим собственных малышей.

 Posted by at 23:25

 Leave a Reply

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

(required)

(required)