Авг 242013
 

Издавна миновали времена, когда о разводах писали с такой горестно-приторной интонацией. Многие современные психологи считают, что в самом разводе нет ничего ужасного: нужно только хорошо и верно его организовать. Бывает, что развод остается единственным выходом из безнадежной ситуации, окончанием (и не всегда плохим) брачных отношений, зашедших в тупик. С другой стороны, в подавляющем большинстве случаев развод, даже осознанный и давно ожидаемый, все-же становится суровой психической нагрузкой для всех его участников — супруги, супруга, малышей. Как с наименьшими потерями пережить такую резкую, а иногда и болезненную смену актуальных ориентиров, и, главное — как уберечь малеханького человечка от взрослых проблем?

Для начала приведу данные объективной статистики. В среднем по Рф каждый развод (зачинателем которого, обычно, выступает супруга) оставляет без 1-го родителя — в главном без отца — практически 2-ух малышей (если уж совершенно точно, то 1,7). При всем этом относительно нередко лицезреет собственных малышей только третья часть общего числа разведенных отцов, половина встречается с ними только время от времени, а 17 процентов не лицезреют собственных малышей совсем. И чем далее от момента развода, тем эти встречи (у кого они случаются) становятся пореже. Предпосылки такового положения разные, часто отцы и сами не пылают желанием видеться со своими детками. Но что все-таки матери? А матери, если и желают поменять положение, то исключительно в сторону уменьшения частоты встреч: только любая шестая «разведенка» вожделеет более нередких контактов собственного малыша с его бывшим папой, а практически половина всех разведенных дам не желали бы их вообщем. Объективная статистка также свидетельствует, что предпосылки этого кроются в наименьшей степени в поведении отцов (мама опасается дурного воздействия, супруг — пьяница и т.п.), и в большей — в ее собственных желаниях бросить малыша только для себя, избежать ненадобных осложнений в жизни, в надеждах решить собственные психические и вещественные трудности… А вот еще одна закономерность; при отсутствии общения почаще встречается и отсутствие вещественной помощи. Другими словами чем теснее общение меж отцами и их детками, тем пореже случаи неплатежей тех же алиментов. Но это к слову…

А сейчас вернемся к разводу как таковому. Позволю для себя напомнить идея Льва Толстого, ставшую уже банальностью, но не потерявшую от этого истинности: все счастливые семьи счастливы идиентично, а любая злосчастная семья злосчастна по-своему.

Потому касаться обстоятельств разводов и роли в их супруга и супруги я не буду — дело это непризнательное и чисто личное. В этой статье, быстрее даже размышлении, я бы желала побеседовать не о мужиках и не о женщинах, а о детях. Так как принимаемые решения, стратегия поведения, реакция на поступки друг дружку являются выбором супруга и супруги — людей взрослых и самостоятельных. Ребенок же, в особенности совершенно небольшой — существо зависимое, сначала от матери.

Невзирая на то, что зачинателями развода в подавляющем большинстве случаев выступают дамы, конкретно их в таком же большинстве случаев считают стороной «пострадавшей». Наверняка, это вправду так: счастливая супруга ни с того ни с этого на разводе настаивать не будет. К огорчению, в любом случае в самом нерентабельном положении оказывается как раз не мать и не папа, а ребенок, так как часто развод преобразуется в такую «войнушку», в какой ребёнок, пусть подсознательно, употребляется в качестве головного орудия во время ведения «боевых действий». Наличие малыша возможно окажется как аргументом нападения: «Кто не с нами, тот против нас» (читай — против матери с ребенком), так и аргументом защиты: «Я брошена, воспитываю малыша, страдаю в одиночестве, и уж меня-то не в чем упрекнуть». Изменяются определенные предпосылки и происшествия, но ситуация остается: одинокая мать, гордо отвергнутый ею отец — и, как итог, — невротичный ребёнок.

К огорчению, юные супруги, решившие расторгнуть брак, больше ознакомлены в области юридических качеств и упускают вопрос психологического здоровья собственного малыша. Случается, что отпрыском либо дочерью манипулируют при решении имущественных вопросов, время от времени матери преднамеренно делают у него образ «отвратительного папы» — папы, который совершенно не так давно был самым наилучшим. Сплошь и рядом обиженные матери прямо при детях выливают на «возлюбленных» отцов ушаты грязищи. Не остаются в стороне и бабушки, для которых внуки также становятся объектом борьбы. Жалко, что никто в этот момент не дает для себя отчет, что ребенок становится истинной жертвой взрослых разборок. И, как следствие, возникают психоневрологические расстройства: от нарушения сна и аппетита до возникновения тиков и детских страхов. Если взрослые впору не спохватятся, ребенок, во имя которого и ведутся все эти военные деяния, начнет отставать в развитии. В любом случае, правила боевых действий подрастающий ребенок усвоит стремительно…

Все то, что в предстоящем будет составлять сущность человека, его личность, закладывается в самом ранешном возрасте. Его актуальный багаж начинает складываться из того, в чем ребенок подражает взрослым, и что сами взрослые культивируют в нем. Всю последующую жизнь он будет находиться под впечатлением событий юношества, конкретно они почти во всем обусловят его взрослую жизнь, его шансы на осознанно счастливый брак, выстроенную жизнь, удачную карьеру. Это совсем не значит, что сам факт развода лишает малыша грядущего. Непременно, ему будет еще лучше жить с одним из родителей, но в размеренной благожелательной атмосфере, чем в полной семье, в какой дела напряжены и конфликтны. Но для того чтоб ребенок легче пережил травму развода, у него непременно должны сохраниться очень отличные дела как с мамой, так и с папой.

Раздельно живущий член семьи, а в большинстве случаев это отец, непременно должен участвовать в воспитании малыша. Мелкие малыши почти во всем воспринимают происходящее, ориентируясь на реакцию взрослых. Если мама будет принимать факт встречи отца с ребенком как трагедию, участником этой катастрофы начнет чувствовать себя и ребенок. В этой ситуации отец не сумеет рассчитывать, что он остается для отпрыска либо дочери реальным папой. Более того, его визиты будут вызывать нехорошую реакцию у малыша. Потому ставшему юридически «бывшим» отцу хотя бы ради малыша нужно попытаться сохранить положительный контакт с матерью. Расслабленно узнать у супруги причину ее несогласия на его встречи с ребенком, не погружаться в трясину выяснения отношений, не ложить всю ответственность за разрыв лишь на супругу, в разговоре убрать обвинительные мотивы. И непременно обговорить все определенные детали встреч: сколько раз в неделю, в какие деньки, в чьем присутствии.

В любом случае, запомните ординарную правду: виновных нет! Есть новые происшествия жизни.

Валентина Горбань, психолог

Комментарий юриста

Если один из родителей, добиваясь способности видеться с ребенком, подобрал разумные резоны, выложил их в корректной форме и получил беспристрастно ничем не целевый отказ, то, я думаю, не стоит ни уговаривать, ни дуться — нужно расслабленно действовать. К примеру, подать исковое заявление в трибунал и установить порядок воспитания совместного ребёнка. Трибунал обяжет обратную сторону предоставить такую возможность.

В согласовании со ст. 66 Домашнего кодекса РФ, «родитель, живущий раздельно от ребёнка, имеет права на общение с ребёнком, роль в его воспитании и решение вопросов получения ребёнком образования… Родитель, с которым проживает ребёнок, не должен препятствовать общению ребёнка с другим родителем, если такое общение не причиняет вред физическому и психологическому здоровью ребёнка, его нравственному развитию». (Физическое, психическое и нравственное развитие — это оценочные категории. Трибунал же рассматривает полностью определенные прозаические происшествия, к примеру, если прошлый папа приходит к ребёнку в нетрезвом состоянии, непрелично выражается и бьёт маму и родственников, то можно гласить, что психологическому и нравственному здоровью малыша наносится вред.) Конкретно этой статьей и следует управляться, решая вопрос совместного воспитания малыша после развода. При всем этом нужно держать в голове, что ребенок — не имущество и не предмет дележа, а настоящая и полноправная личность.

Если всякий раз обсуждение воспитания малыша завершается скандалом меж бывшими женами, то эта же статья предугадывает заключение родителями в письменной форме соглашения «о порядке воплощения родительских прав родителем, живущим раздельно от ребёнка».

В случае, когда бывшие супруги неспособны условиться о том, как будет осуществляться совместное воспитание малыша, спор по просьбе родителей малыша либо 1-го из их разрешает трибунал с ролью органа опеки и попечительства. «При невыполнении решения суда к виноватому родителю используются меры, предусмотренные штатским процессуальным законодательством. При злобном невыполнении решения суда трибунал по просьбе родителя, живущего раздельно от ребёнка, может вынести решение о передаче ему ребёнка исходя из интересов ребёнка и с учётом представления ребёнка».

Закон учитывает также права и интересы других родственников, которые оговариваются в ст. 67 Домашнего кодекса РФ: «Дедушка, бабушка, братья, сестры и другие родственники имеют право на общение с ребёнком». Кстати, по сути спрашивать у родителей разрешения пообщаться с ребёнком родственники могут только из вежливости. Так как «…в случае безосновательного отказа родителей (1-го из их) от предоставления близким родственникам ребёнка способности разговаривать с ним орган опеки и попечительства может обязать родителей (1-го из их) не препятствовать этому общению». Если предки не подчинятся органу опеки и попечительства, то спор разрешает трибунал.

По общепринятому правилу, при принятии решения о разводе, разделе имущества и алиментах трибунал сначала учитывает интересы несовершеннолетних малышей. «Расторжение брака родителей, признание его недействительным либо раздельное проживание родителей не оказывают влияние на права ребёнка». К примеру, при разделе имущества, а именно квартиры, трибунал смотрит за тем, чтоб у несовершеннолетнего малыша не ухудшались жилищные условия.

Если соблюдать закон, то бывшие супруги сберегут и время, и нервишки, и, в конце концов, средства. В конечном итоге выиграют все. Естественно, если бывшие супруги хлопочут больше о ребёнке, а не о для себя.

Виталий Пичугин, юрист, член Столичной областной коллегии адвокатов

 Posted by at 23:24

 Leave a Reply

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

(required)

(required)