Авг 242013
 

Мы с супругом задумались об усыновлении случаем, если вообщем случайности в жизни бывают. В один прекрасный момент (это было в марте) вечерком я надавливала на кнопки пульта, просматривая все, что идет по телеку. И вдруг натолкнулась на передачу о брошенных детях. Совершенно внезапно у меня вырвалась фраза: «О, эта передача как раз для меня!» Я даже не знаю, почему это произнесла, как-то вдруг вырвалось и скоро перевоплотился в действительность.

Нужно признаться, что в глубине души у меня всегда было смутное желание взять малыша, и я была уверена, что когда-нибудь сделаю это в собственной жизни, но, если честно, я и не подразумевала, что это будет… наш первенец.

Мы с супругом не могли оторвать глаз от экрана — так захватила нас передача. Моя реакция была очень чувственной — просто ком в горле стоял, выразить словами нахлынувшие чувства было нереально. Днем, собираясь на работу, я спросила супруга о его отношении к приемным детям. Он, человек открытых взглядов, произнес, что полностью мог бы усыновить малыша. Мы даже порассуждали малость, кого бы нам хотелось — мальчугана либо девченку, возраст малыша, отношение родителей и окружающих к такому поступку и т.п. Пару недель после чего утреннего разговора мысль витала в воздухе, но дискуссировалась уже наименее интенсивно. Каждый разбирался с собой, своими мотивами и эмоциями. Я быстрее склонялась к мысли поначалу родить, а позже — уже имея опыт воспитания — усыновлять.

Так вышло, что скоро мы поглядели еще одну передачу на ту же тему. Сейчас уже супруг был зачинателем разговора об усыновлении серьезно. Я была очень рада, он озвучил мои сокрытые желания. Невзирая на мою потенциальную готовность взять малыша, я понимала, что в семье отважиться на этот ответственный шаг должны оба жена.

Сначала апреля мы взялись за бумажные дела. После того, как нами было принято решение об усыновлении, 1-ое, что потребовалось — это информация. Вопросов появилось много: как находить малыша, какие необходимы документы, сколько в среднем по времени занимает процесс и т.д. С помощью Веба мы отыскали веб-сайт «К новейшей семье» и конференцию о приемных детях. Прочитав все материалы, мы начали собирать документы — получали советы, справки, писали автобиографии, и т.д. Потом пошли в органы опеки (к этому моменту часть документов уже была готова). Работник нашей опеки оказалась милейшей дамой. Поддержала нас, не задавала глуповатых вопросов, типа: «А для чего вам это нужно?» Справки из милиции, к счастью, нам оформили за 15 минут. Получение мед заключения заняло недели полторы. Пришлось отпрашиваться с работы, бегать, практически ловить подходящих профессионалов, стоять в очередях. И вот, в конце концов, все готово.

Собрав нужные документы и передав их в органы опеки, мы уехали в отпуск на пару недель к родителям супруга — было надо поставить их в известность о том, что очень-очень скоро они внезапно перевоплотился в бабушку и дедушку. Не буду скрывать: я очень переживала. Внуков предки ожидают издавна, но как отреагируют на решение о приемном ребенке, мы даже страшились полагать. К всеобщей радости и нашему с супругом облегчению мысль была воспринята достойно. После недолгой паузы прозвучали заветные слова: «Мы уже так издавна желаем внука, что примем, и будем обожать хоть какого». Собственной маме я произнесла о наших планах еще до начала сбора документов. Невзирая на шок и волнение в 1-ый момент, когда она услышала о нашем желании, практически на последующий же денек мы получили ее полную поддержку и одобрение.

По приезду из гостей для нас уже было готово в опеке «Разрешение быть усыновителями». На последующем шаге мы направились в Министерство образования Столичной области, где нам вручили для просмотра гигантскую папку с анкетами и фото малышей по всей области, так именуемую оперативную сводку, т.е. данные за последний месяц о показавшихся и не усыновленных по месту пребывания детях. Скажу честно, понять, какого ты выбираешь малыша, смотря на нечеткие фото и небогатые анкетные данные (имя, возраст, вес, рост, цвет глаз, цвет волос, состояние здоровья, если имеются, то данные о родителях, сестрах, братьях, национальности), мягко говоря, трудно. Нам было в особенности тяжело, так как такие свойства, как пол, национальность, цвет глаз и волос для нас вообщем не имели никакого значения. Мы настроились на малыша до года, не буду хитрить, естественно, желали малыша без суровых патологий в здоровье. Изучали мы эту папку часа два, в конечном итоге избрали 5 либо 6 анкет детей до года. А направление на посещение малыша выдается лишь на 1-го малыша. Пришлось решать, к кому из детей мы поедем первому. При этом, мы с супругом, не обсуждая и не договариваясь, избрали в итоге одну и ту же анкету — девченки 6 месяцев. Нас просто сразили ее глаза — большие, голубые, ошеломленные и печальные, беззащитные — так и глядят прямо в душу. Не устояли. Не считая того, ребенок оказался один-одинешенек на белоснежном свете — ни матери, ни папы, ни сестер, ни братьев, ну просто НИКОГО. Девченка была подброшена в возрасте 2-ух дней. Будто бы бы нас, неповоротливых, ожидала…

Поехали в опеку малыша, позже сходу к малышке в детскую поликлинику. 1-ая встреча незабвенна. Я была простужена: насморк, нездоровое гортань. Пришли к заведующей детским грудным отделением, обсудили состояние здоровья малыша. Слова заведующей прозвучали для меня внезапно: «Ну, а на данный момент мы вам девченку принесем. Мамочка, вот вам повязка на лицо, встаньте в-о-он в том далеком углу и к ребенку не приближайтесь!» Ах, как мне было обидно не подержать в первую встречу девченку на ручках… Но пришлось смириться: разумом-то я понимала, что это верно, нельзя допустить, чтоб ребенок захворал. Я очень разволновалась, измеряла кабинет шагами туда-сюда, туда-сюда…

И вот дверь открылась, и медсестра занесла девчушку — голенькую, в одном подгузнике и легкой пеленочке. Ее вручили еще не успевшему прийти в себя отцу. Он держал девченку на руках, что-то гласил ей нежно, а я в это время притаилась в углу кабинета, улыбалась безмятежно и смотрела на их… Небольшой светлый ангелочек, она доверчиво трогала пальчиком пуговичку у папы на рубахе. А еще ей очень приглянулись папины очки от солнца. Курносенькая, малость худая, волосики беленькие-беленькие — это все, что я разглядела из собственного места заточения. В отделении, как позже оказалось, она была любимица — медсестры меж собой звали ее «царица». Машеньке было тогда без 2-ух дней семь месяцев.

После первой же встречи мы сообразили — это ОНА, наша малая будущая доченька. Две недели до суда я пролежала в поликлинике с Машей в качестве свежеиспеченной матери. Особенная благодарность за это персоналу поликлиники и, а именно, заведующей детским грудным отделением, которая позволила мне остаться. Процесс первичной адаптации, наверняка, даже больше моей адаптации, прошел у нас в стенках поликлиники. Маша — наш 1-ый ребенок, и до нее приличного опыта общения с грудничками у меня не было. Потому пришлось быстренько всему обучаться — и как подкармливать, и как носик и ушки чистить, и как попку подмывать. Кстати сказать, я припоминала, как моя мать ухаживала за сестренкой: когда Полина родилась, мне было всего 6 лет, но, как оказывается, почти все отложилось в памяти. Сейчас вы сможете для себя представить, как мне были приятны слова заведующей, которая как-то зашла к нам в палату и произнесла: «Вот смотрю на вас, все у вас так естественно, будто бы с рождения с девченкой». Не считая того, благодаря неизменному пребыванию с ребенком к моменту выписки, я верно знала Машин режим сна, бодрствования, питания, и в 1-ые деньки дома мы придерживались установившегося графика для облегчения адаптации. Но самое главное, что в эти 1-ые деньки в поликлинике мы начали узнавать друг дружку, обучаться быть и жить совместно.

И вот, в конце концов, трибунал. Он занял всего 10 минут и, по сути, был просто формальностью. Конкретно перед слушанием я занервничала: дело в том, что представитель опеки малыша малость опаздывала. К тому же, за некоторое количество дней до суда она ушла в отпуск, и, хотя и обещала довести наше дело до конца и находиться на слушании, я переживала — а вдруг не придет? К счастью, нужно дать ей подабающее, она появилась, и трибунал состоялся, и даже решение было объявлено к незамедлительному выполнению.

В тот же денек Машенька появилась дома, и наше скромное семейство обрело нового человечка — самого головного и родного. Обе бабушки 1-ый раз узрели внучку, когда мы ее привезли домой после суда. Сказать, что они были счастливы — это все равно, что ничего не сказать!!! Моя мать рыдала. С того времени души во внучке не чают и всегда готовы посодействовать.

Вот уже три месяца прошло, как Маша дома, а я уже и не помню тех пор, когда ее не было с нами. Кажется, что это было давным-давно и было неправдой. Ребенок развивается не по денькам, а по часам. В 1-ые деньки дома она практически не улыбалась, в главном молчала, правда, и рыдала изредка, да и агукала тоже нечасто. Кое-где через месяц она начала лопотать, стали проскальзывать различные слоги. И вот, в конце концов, 1-ое нечеткое «ма» во время плача… А позже и «ма-ма», и уже я чуть сдерживала слезы… Совершенно не так давно говорила ей детский стишок «Гуси-гуси, га-га-га», итак вот, каково же было мое изумление, когда на мои «Гуси-гуси», доча ответила мне: «Га-га-га»!!! Да так верно! Я просто оторопела, я ведь даже никогда не просила ее за мной повторять… А позже весь вечер она бубнила «га-га-га».

В семь месяцев, когда мы ее 1-ый раз узрели, Маша искусна посиживать и очень стремительно вставала в кровати. Месяцев с восьми мы уже прогуливались дома за две ручки, а в 10 с половиной она пошла без помощи других. При этом, что любопытно, вышло это в денек ее крестин. С Божьей помощью, как говорится. На данный момент у нас 6 зубиков. Ни у каких докторов на учете не состоим. Все идет своим чередом — растем родителям на удовлетворенность.

Я не скажу уверенно, была ли у Маши адаптация. Наверняка, так как мне тяжело отличить обыденные трудности во время роста малыша от заморочек, связанных с адаптацией. Кое-где после месяца пребывания дома были трудности с засыпанием вечерком, когда ребенок кликом орал, до того как заснуть. Продолжалось это приблизительно неделю, а позже все вдруг вошло в норму. Уверена, что такое бывает и у обыденных детей. Ела Маша всегда охотно, но вкусы равномерно изменяются, опять-таки, как и у всех малышей.

А вообщем моя мать гласит, что нам с супругом страшно подфартило (не то, что ей со мной и сестрой) — ребенок дремлет ночами, на горшочек прогуливается (когда мать посадит, сама, естественно, пока не просится), ест отлично, некапризна, и уж если рыдает, то точно на другими словами веская причина, развивается с опережением, компанейская — на улице даже прохожим улыбается приветливо, веселая и удовлетворенная жизнью. Надеюсь, в этом есть и наша маленькая награда.

С возникновением дочки я ушла с возлюбленной работы, выбор был изготовлен осознанно, просто все в жизни должно быть впору, и на работу я еще успею возвратиться. А пока мне очень нравится мое новое назначение — я просто Мать. Я кручусь и верчусь весь денек и занимаюсь только Машей и домашними делами, но, Боже, какое же это СЧАСТЬЕ… Я только не так давно сообразила, что такое ликовать каждому мгновению — каждому мгновению рядом с малышом. Вот она улыбается во весь рот, вот прыгает от нетерпения в стульчике, а вот прыскается в ванной… Словами не передать всю любовь и нежность в сердечко. А на душе стало тихо и расслабленно — полный штиль…

Всем, кто исключительно в начале пути усыновления, я бы желала пожелать, следовать кличу сердца и ничего не страшиться, тогда у вас непременно все получится, и ваш малыш вас отыщет. Главное, чтоб ваше решение было чисто.

 Posted by at 23:24

 Leave a Reply

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

(required)

(required)